Санкт-Петербургский Центр
эволюционных исследований сознания человека

Мудрость

живет в сердце

ГРАНИ ДОПУСТИМОГО

Петр Зорин

2016-03-10

Грани допустимого во многом зависят от энергии воли человека. В самом начале человеческой жизни его воля, которая должна упорядочивать его взаимоотношения с реальностью мира, ещё не организована и в связи с этим не имеет определённой направленности. Такую волю можно сравнить со стихийной толпой, которую составляют случайные люди. Эта толпа может стать организованной и начать действовать в каком-то направлении, если какие-то обстоятельства станут для неё организующими. В детстве эта не организованная воля, предназначеная для формирования личностной зоны человека, проявляет себя во всевозможных капризах, витальных требованиях, отвлекаемости, неустойчивости интересов и т. д. Но основное, что во всём этом может увидеть воспитатель – это формирование его личностной, а затем и социальной зоны. При директивных отношениях между воспитанником и воспитателем, формирование личностной зоны запаздывает и даже если она однажды всё-таки будет сформирована, она будет иметь дефектные качества, так как прежние директивные отношения оставят в ней качества готовности открыться перед человеком, настаивающим на отношениях с позиции господина. В раннем детстве легко формируются инграммы, которые чаще всего в чем-то ограничивают возможности человека. В дальнейшем, когда этот человек станет уже взрослым, детская готовность подчиниться власти другого человека, может проявиться в самых неожиданных обстоятельствах. Но комплекс раба может присутствовать в человеке и как генетический груз, унаследованный от одного из родителей.

В личностной психологической зоне человек является хозяином всего индивидуального психологического пространства, в котором он является самой значимой персоной, хотя в это пространство могут быть допущены и воспитатели или кто-либо ещё, из тех людей, которые окружают его, но они занимают там второстепенные места. Поэтому, при взаимодействии со взрослыми, если оно происходит в пределах личностной зоны малыша, последнее слово будет не за воспитателем, даже если это слово не высказано вслух. Там во внешнем мире в социальной зоне кто-либо из взрослых людей может быть на первых ролях, но здесь, в своей индивидуальной личностной зоне может быть только один хозяин – это я, сам. Поэтому, капризы ребёнка, а иногда и взрослых людей, капризы которых имеют  конкретную направленность и всегда имеют цель, которую можно назвать: «кто в доме хозяин» – это утверждение своей личности, но если это происходит между двух людей, то всегда за счёт одного из них.

Люди при взаимодействии друг с другом, особенно в тех случаях, когда их взаимоотношения достаточно близкие, всегда пытаются завладеть кусочком личностной зоны другого человека, возможно с благими намерениями, пытаясь сделать эти отношения ещё более близкими, или может быть для того, чтобы иметь над этим человеком большую власть, но, возможно, и то, и другое одновременно. И если в таких отношениях один из людей полностью открывает перед другим человеком свою личностную зону, не препятствуя вносить в неё поправки, то очень скоро эта личностная зона будет тщательно переформатирована и из неё будет тем или иным способом выброшено всё, что могло препятствовать управлением этим человеком. Мы должны знать, – кто владеет личностной зоной другого человека, тот владеет этим человеком. Те люди, личностная зона которых им не принадлежит, не только полностью находятся во власти хозяина их личностной зоны, но они боготворят их, возможно, так боготворил бы и даже пресмыкался Кощей бессмертный перед тем, кто держал бы в руках яйцо с иглой, в которой заключена Кощеева смерть.

Люди при общении всегда обмениваются какими-то частями своих личностных зон, но это в лучшем случае, в худшем – игра идёт в одни ворота, и под различными предлогами эти ворота, то и дело открываются и в результате взаимные отношения переходят в отношения односторонние, и это уже не игра на общем поле отношений, а взаимодействие раба и господина. Это связано с тем, что человек, потерявший свою личностную зону, предоставив хозяйничать в ней другому человеку, теряет свою многогранную личность.

В результате такого рода взаимоотношений поражение терпят оба – и тот, который считает себя победившим во взаимоотношениях с другим человеком, и тот, который пожертвовал своей личностной зоной ради любимого или близкого человека. Человек, потерявший свою личностную зону – это раб и может быть даже манкурт и на него не может опереться тот, кто стал его господином. Действительно, опереться можно только на того, кто способен сопротивляться. Мало того, потерявший свою личностную зону, которая для любого человека является важной частью его внешней жизни, будет цепко держаться за того, кто владеет его личностной зоной. И это понятно, потому что в руках этого другого человека находится часть его внешней жизни. Но поражение терпит и овладевший личностной зоной другого человека, потому что он потерял друга, с котором он однажды мог бы стать единым. Единство одного человека с другим, можно сравнить с людьми, каждый из которых прежде имел всего одно крыло, но когда они стали едины, то на двоих теперь они имеют два крыла и, будучи созвучными друг другу, они могут подняться на такие высоты, на которые не способен подняться ни один человек, так как он имеет всего одно крыло. И, кроме того, люди бережно относясь к своей личностной зоне и личностной зоне другого человека, взаимодействуя друг с другом, в этих взаимодействиях постоянно обогащаются, не только за счёт друг друга, но их сознание становится более утончённым и гибким, а их способность проникать в глубину личности другого человека более эффективной. И, конечно же, эта приобретённая способность сознания человека и соответственно трансформированное его мировоззрение, будут активны и при взаимоотношениях с другими людьми и в других обстоятельствах реальности этого мира.

Люди должны быть внимательными не только друг к другу, но и к самим себе, так как единство между ними может быть сформированным только тогда, когда их взаимоотношения уравновешиваются. Можно сказать, что чаши весов их отношений всё больше приближаются к абсолютному равновесию. И даже если это никогда не произойдёт, то сама тенденция, приближающая их к абсолютному единству, может стать для них духовным путём. Такое стремление к единству делает способность восприятия одним человеком другого всё более тонким, что обязательно меняет структуру сознания, делая её более возвышенной и гармоничной. Люди, стремящиеся к единству друг с другом, в этом стремлении восходят на всё более тонкие и высокие уровни сознания, и этому восхождению нет конца.