ИЛЛЮЗИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ ЕДИНСТВА

Единство может быть истинным и иллюзорным, оно может быть полным или же парциальным, и оно может быть постоянным в течение всей человеческой жизни, и может быть кратковременным, преходящим. Иллюзорное, кажущееся единство, очень часто, преобладает в человеке, в связи с тем, что он предполагаемое, возможное, нередко, принимает за действительное. Но человеческое единство с кем-либо или с чем-либо очень редко бывает истинным, потому что человеческое эго при взаимоотношениях человека с реальностью мира, всегда стремится определить позицию человека к каким-либо объектам, с которым человек приходит во взаимоотношения. При этом, для человека важна дистанция отношений и их направленность снизу вверх или сверху вниз, т.е. позиция раба или господина. При истинном единстве между людьми, нет ни дистанции отношений, ни позиции, которую занимает один человек по отношению к другому, потому что эти люди едины. Истинное единство – это не физическое единство, которое иногда называют партнёрством, и это не витальное и не ментальное единство, когда люди могут быть приятелям, друзьями или единомышленниками – это всё иллюзии единства. Истинное единство занимает более высокую ступень отношений людей друг к другу, отношений человека к каким-либо идеям, к миру и к своему предназначению в мироздании. И, кроме того, истинное единство может быть по отношению к какому-то объекту в этом мире, к которому человек стремиться и возможно истинное единство с самим стремлением, но тогда это стремление должно иметь своим объектом то, что находится за пределами жизни в этом проявленном мире значимостей. Действительно, если объект, к которому стремится человек, находится в этом мире, то стремление к единству с ним однажды закончится, но будет ли достигнутое единство истинным. Дело в том, что при истинном единстве происходит трансформация тех граней человеческой личности, которые находятся в единстве с другим объектом, и тогда между людьми возникает созвучие каких-то их граней личности. В тех же случаях, когда происходит единство с неодушевлёнными объектами, то к такому единству может приспособиться только человек. Таким неодушевлённым объектом может быть какое-то устройство, идея, физический процесс, например, занятия какими-то упражнениями, ментальный процесс – чтение какого-либо произведения и процесс витальный, при котором человек может быть захвачен витально, например, это может быть захваченностью какой-либо компьютерной игрой. Но при любом единстве соблюдается обязательное условие – происходит трансформация, гармонизация человека, что делает его созвучным с тем объектом, с которым он един.  

Может быть единство с силами, которые управляют человеком, единство с желаниями и потребностями. но в любых вариантах единства происходит обмен энергиями и взаимное влияние сознания. Хотя мы знаем, что когда человек захвачен желаниями, стремлениями, идеями, эмоциями и еще чем угодно, то именно он, будучи захваченным, находится в подчиненном состоянии, другими словами, его сознание при этом примет частоту вибраций того, чем он захвачен. Мы должны понимать, что в таком единстве человек всегда занимает подчиненное положение и, поэтому, его сознание должно принять тот уровень вибрации, который присущ тому, что захватило его. Неважно, захватила ли его похоть, или желание купить Мерседес, или просто какой-то американский боевик, идущий по телевидению.

Сознание человека может быть захвачено и теми состояниями, в которых он находится и это может определить его видение мира и отношение к нему. Состояние человека – это призма, через которую в его сознании преломляется реальность мира. При этом могут происходить значительные искажения действительности вплоть до противоположного ее значения – Главное может стать второстепенным, а какая-либо мелочь приобрести космические масштабы. Поэтому, говоря о формировании единства, следует принимать во внимание состояние, в котором человек при этом находится, потому что изменится его внутреннее состояние и от уже сформированного кажущегося единства может ничего не остаться.

Наиболее важным для человека является единство с Божественным, но для этого необходимо, чтобы высочайшие вибрации Божественной истины захватили его, а это возможным становится только тогда, когда Божественный приоткроет себя человеку и «поманит его». здесь имеется в виду зрелость Психического существа, которое по мере своего роста вначале проявляет себя как «голос совести», сострадания, а позже у человека могут появиться нетрадиционные потребности, поиск смысла жизни, интерес к духовной информации. Можно сказать, что человек может быть захвачен только теми внешними влияниями, которые имеют вибрации сходные по звучанию с теми, что он содержит в самом себе. Зная о том, что человек – это универсальное существо, которое имеет широчайший диапазон вибраций сознания от самых низких и разрушительных, до высочайших вибраций Божественной истины, мы можем подумать, что все люди одинаково равны перед всевозможными влияниями окружающей их реальности. Мы даже можем придти к ложному выводу, что все люди, имея равные возможности, могут в чем-то преуспевать или быть неудачниками только потому, что неумело пользуются своими возможностями и в связи с неполноценностью своего интеллекта. Тогда мы можем предположить, что различные народы, населяющие Землю, имея одинаковые внутренние возможности, неодинаково умны. В связи с этим мы одних поставим в положение превосходства над другими, в зависимости от их ума или еще каких-то свойств, а других в положение шудры, но это уже начало идеи фашизма. Можно объяснять успешность или не успешность человека или даже целого народа на каком-либо поприще, различиями их возможностей, которыми одарила их природа, или даже сам Господь Бог, и тогда возвышая одних и, унижая других, мы снова становимся на путь фашизации сознания. В этих случаях мы не приближаемся к единству между народами и даже отдельными людьми, а отдаляемся. Конечно, можно утверждать, что каждый человек сам по себе ценен, но тогда мы придем к полному абсурду, в котором получим сборище самоценных персон, а какого-либо единства, даже кастового, человечество иметь не будет. В этом случае объединять самоценные персоны будет сила, имеющая право давать или не давать им возможность выжить. Другими словами, эта сила должна в своих руках иметь деньги и власть. И вообще, ум человеческий не способен к формированию истинного единства, он даже не способен понять его, но зато может аргументировано рассуждать на темы о единстве. Истинное единство может быть сформировано только на уровне сердца, потому что состояние истинного единства запредельно, а ум является инструментом низшей природы, которая считает себя хозяйкой в этом проявленном мире значимостей.

Существуют формы единства, определяемые временной целью, которая проявляется в реализации каких-либо общих интересов. Это могут быть различные клубы, общества, товарищества, криминальные структуры. Бывают объединения по интересам, в остальном люди могут оставаться совершенно чужими друг для друга. Это всё единства иллюзорные, которые дают человеку опору в этом проявленном мире, но ничего в нём не меняют из того, что ведёт человека к совершенству его сознания. И только немногие люди находят для себя опору в единстве с устремлённостью к Божественному. На самом деле, эта устремлённость в действительности является постепенным врастанием в самого Божественного. При этом человек не отказывается ни от чего, что в нём принадлежит этому проявленному миру, но преподносит всё это Божественному. Действительно, может ли человек отказаться от окружающей его реальности, если он носит её в самом себе. Мы уже однажды говорили о том, что человек осознаёт внешний мир во всём его разнообразии только потому, что этот мир создаётся в нём самом. И все влияния внешнего мира, которые могут сделать человека зависимым от них, и реакции человека на эти внешние влияния, всё это происходит внутри самого человека. В стремлении к единству с Божественным в человеке важна искренность, в которой человек стремится, в конечном счёте, изменить свою позицию в отношениях с внешним миром и его всевозможными влияниями. Если человек не изменит позиции, то реальность низшей природы захватит его и сделает своим послушным инструментом. В том же случае, если он перейдёт на позиции Божественного, то все объекты и события внешней реальности примут другое значение, и проявят себя как указатели тех внутренних качеств, над которыми духовный искатель должен работать.

К истинному единству людей приближает идея национализма. Не следует бояться этого слова и этой идеи, напротив, идею национализма следует приветствовать, потому что она содержит в себе силу, которая может сделать любую нацию сплоченной и сильной, а народ – духовно богатым. Конечно, врагам этого народа сила его и сплоченность будут как кость в горле и они попытаются не только опорочить идею национализма, но и захотят лишить этот народ его истории, а если удастся то и его национальности. Дело в том, что национализм, как составную свою часть включает в себя свою историю, без чего национальный дух и культура теряют свою опору. Еще одной особенностью национализма является то, что он из своего народа делает патриотов, для которых личное всегда занимает второстепенное место, главным же является его народ и его государство. Истинный национализм любого народа не имеет никакого отношения к фашизму, потому что не включает в себя идею превосходства над другими народами, как это было с германским фашизмом, богом избранным народом Израиля и даже украинским фашизмом. Та страна, в которой государство-образующий народ лишен патриотизма, который не помнит свою историю, и презирает свою культуру, заимствуя культуру других чуждых ему народов, обречена на гибель.

Истинное единство людей возможно только в Боге. Здесь не имеется в виду принадлежность людей к какой-либо религии или даже секте. Единые в Боге – это не единомышленники, которые придерживаются одних и тех же духовных традиций, сходных взглядов на реальность происходящего в мире, оно возможно только тогда, когда человек осознает единство себя с богом, и воспринимает все сущее как проявление Бога, а себя, как исполнителя его воли.

Если разделённость является иллюзией, и реально только истинное единство, то для чего нужна иллюзия единства? В этой Вселенной нет ничего случайного или ненужного, всё является средствами для выполнения Божественной работы и все процессы, в конечном счёте, являются Божественной работой. Этот проявленный мир, в котором мы живём, является миром иллюзий, которые человек воспринимает как реальность. Даже его собственная личность, со всеми её качествами, желаниями и стремлениями, так же является иллюзией. Реальна только истинная часть в человеке и его сознание, способное осознавать внутри себя эту иллюзорную реальность, как реальность действительную, а себя самого в ней, как иллюзорного участника всей человеческой драмы, длящейся уже не один миллион лет на Земле.

Следовательно, в этой иллюзорной реальности основной значимостью является не сама реальность, которую различные формы жизни на Земле воспринимают по-разному. Для них эта реальность и их взаимодействие с ней является единственной возможностью их существования. В то же время для человека эта же самая реальность, несмотря на свою иллюзорность, имеет двойное значение – с одной стороны, эта реальность, такая, какая она есть, является необходимым условием его выживания, а с другой стороны, она даёт ему возможность осознания самых различных её проявлений. Можно сказать, что реальность этого проявленного мира, является средством, через которое выражает себя непроявленная реальность мироздания. Человек при этом осознаёт в себе влияния этой непроявленной части и поддерживает те влияния, которые имеют более высокие вибрации и, напротив, отвергает всё, имеющее вибрации низкие. Намерение человека, избирательно относящегося к различным влияниям реальности мироздания, имеет решающее значение в его внутренней работе. Так как осознанное внимание человека, в котором присутствует его определённое намерение, способно трансформировать вибрации тех объектов, на которые оно направлено, то человек, идущий духовным путём, является инструментом Божественного, его средством, при помощи которого низкие деструктивные вибрации трансформируются в высокие, позитивные. Если человек достаточно восприимчив и непредвзято относится ко всем процессам и состояниям, которые он воспринимает внутри себя, то он может осознать, что внимание, направленное на них, имеет запредельный источник и ему не принадлежит, но подхватывается им и используется, как будь-то бы принадлежит ему самому. И тогда любознательный человек обязательно попытается узнать, кто является источником внимания и кто тот, который присваивающий его себе. При полной неподвижности ума, человек может обнаружить, что источником внимания является его истинное «Я», а присваивает его эго. Интересно! Но эго, когда человек начинает его осознавать, выглядит, как идеальный паразит, потому что ничего своего не имеет. Все проявления эго – это присвоенные и извращённые эманации, идущие от истинной части человеческого существа. Тогда можно сказать, что эго существует в человеке до тех пор, пока человек его «кормит», или, если сказать другими словами, пока  человек соглашается быть его инструментом. Более того, исследуя себя, человек обнаруживает, что физическое тело, витал и ум так же ему не принадлежат, что они только средства, необходимые для взаимодействия с проявленной реальностью этого мира. И это, в лучшем случае, повергает человека в состояние недоумения, потому что он теряет самого себя, не зная, кто же он на самом деле. А может быть он является тем, кто исследует и осознаёт то, на что направлено его внимание? Для внимательного и восприимчивого исследователя осознание себя, исследователя, вполне возможно, и он находит самого себя исследующего  и осознающего – как субстанцию сознания, которая формируется вокруг Центрального существа. Но знание этого порождает у человека еще некоторые вопросы, которые свидетельствуют о том, что человек хочет знать не только кто он такой, но и для чего он существует в этом проявленном мире значимостей. При этом для человека важен не ментальный ответ, но знания, которые в действительности не могут быть выраженными во всей полноте при помощи ума.  Исследуя самого себя, можно обнаружить, что человеком является некая энергетическая субстанция, бесконечно тонкой структуры, способная осознавать не только самую себя, но и всё, с чем она соприкасается. Позади этого «я» человека находится Божественный безличностный  дух – Центральное существо, с его истинным менталом, виталом и физическим, в нижней части Центрального существа на уровне сердца, находится истинное «Я» человека или Психическое существо, а впереди и ниже располагается человеческое эго. Но, если быть более точным, то эго человеку не принадлежит, оно является представителем низшей природы и предназначено управлять человеком. Но от хозяина эго скрыто не только истинное предназначение человека, но и значимость эго. Всё в человеке служит его предназначению. И низшая природа так же пребывает в состоянии иллюзии, когда прилагает определённые направленные усилия, чтобы удержать человека в пределах своих владений, потому что её усилия однажды обязательно приведут к обратному эффекту.

Существует иллюзия противостояния низшей и высшей природы или Дьявола и Бога. На самом деле Низшая и Высшая природа – это две руки Бога, каждая из которых делает предназначенную ей работу.

Работу духовного искателя не следует представлять как стремление к Божественной истине, которая находится где-то там впереди и выше. В человеке всё уже есть и ему никуда стремиться не надо. Люди привыкли в своём проявленном мире любые стремления воспринимать в пространстве и времени, потому что любые цели этого проявленного мира отстоят от человека или на каком-то расстоянии или на каком-то удалении в будущем. В духовной практике всё не так, в ней не человек стремится к какой-то цели, но сама цель идёт к нему. Но для этого человек должен быть созвучным желанной для него цели. Есть ещё и другое отличие направленной деятельности человека во внешнем мире от деятельности на духовном пути. Человек, стремящийся к своей цели во внешнем проявленном мире, уже с первых шагов знает, какова его цель и что надо делать, чтобы достичь её. Другими словами, он, приблизительно, знает, в каком направлении он должен делать усилия, и сколько времени он должен потратить на свою работу. В духовной практике всё иначе: у духовного искателя есть только путь и никаких материальных значимостей, которые бы служили ему наградой за потраченные усилия. Если мы говорим о направлении пути, то путь духовного искателя не лежит в плоскости этого проявленного мира, но уходит вглубь его за пределы пространства и времени. Я не говорю – вверх, потому что глубина многоплановой реальности не имеет направления и начинается «здесь и сейчас». И сами по себе усилия духовного искателя не имеют динамики движения, напротив, они направлены на остановку всяких движений, потому что более высокие планы реальности открываются человеку в полной неподвижности его состояния – «здесь и сейчас». Есть в духовной практике и такая важная особенность – первый шаг навстречу человеку делает Бог, без чего человек никогда бы не стал духовным искателем, потому что не знал бы направления, в котором должно быть сосредоточено его внимание. Обратите внимание, здесь говориться о направленной сосредоточенности, и усилия человека при этом, направлены не на совершение какого-то действия или деятельности во внешнем мире, а на удержании внимательности, на каком-либо состоянии и осознавании этого процесса. И в основе такой внутренней работы находится поток определённого намерения.

 В действительности, единство всего сущего во Вселенной и всех процессов, протекающих внутри неё, в своей основе имеет беспредельный поток Божественного намерения. Оно объединяет в одно целое все формы жизни и формы, относящиеся к неживой природе, в единую живую систему мироздания. Человек считает себя изолированным существом во Вселенной и прилагает усилия в течении всей своей жизни, чтобы прийти к единству с реальностью мира. эту иллюзию разделённости создаёт внешний человеческий ум, всецело принадлежащий низшей природе и которой не дано познать единство всего сущего. И уделом каждого человека, опирающегося на ценности низшей природы, в течение всей своей жизни искать единство со всем, что окружает его и каждый раз, когда кажется, что это единство найдено, некоторое время спустя с глубоким разочарованием осознавать, что найденное им единство является очередной иллюзией.

Весь проявленный мир – это только пелена иллюзий, отделяющих человека от мира истинного, непроявленного. И всё, что человеку нужно, чтобы осознать реальное единство мироздания – это отказаться от опоры на свой ум, создающий пелену иллюзий.