Санкт-Петербургский Центр
эволюционных исследований сознания человека

Мудрость

живет в сердце

ЧТО НАС ПРИВЯЗЫВАЕТ

Петр Зорин

2008-12-13

Можно быть привязанному к материальному миру и находится под влияниями низшей природы, но можно быть привязанным к Божественному и находиться под его влиянием, и можно находится между ними, когда привязанность к внешнему миру становится не очевидной и в то же время привязанность к Божественному еще не достаточно заметна. Каждый предмет из тех, что нас окружают, каждое слово, которое мы произносим и каждое действие, которое мы совершаем, к чему-либо привязывают нас.

Все, что мы пытаемся познать, имеет свою поверхностную и более глубокую части, и не только в отношение самого объекта познания, но и в отношение к самому познающему. Причем, во всех этих случаях возникает иллюзия полноты познания. Если человек познает только поверхностную часть объекта, то он познает только его и ничего более, и при этом считает, что знает об этом объекте все, если же он познает глубинную сущность этого объекта, то это воспринимается человеком, что он сделал для себя открытие. С этих новых позиций познания, человек может осознать, насколько прежние поверхностные его знания были неполными, перед ним раскрываются новые горизонты, которые прежде были совершенно не видны. При этом человек осознает, что эти открытия относятся только к нему, открыты только для него. И даже в том случае, если он попытается передать другому человеку полученные знания, то для него информация об этих знаниях будет поверхностным знанием и не более того. Для того чтобы эти знания стали для него открытием, он должен открыть их сам, или точнее, они должны открыться ему. Знания человеком воспринимаются как переживания, но ни как информация, которая всегда поверхностна, и все, что мы превращаем в информацию, мы делаем поверхностным. Именно поэтому, когда мы передаем другим людям информацию о чем-либо, то он может воспринять ее только какой-то поверхностной своей частью. Не следует понимать переживание знаний только как некое эмоциональное состояние. Само эмоциональное переживание является только фоном, атмосферой знаний, которые предстают перед человеком сразу во всей своей полноте. В это время познающий человек может осознать, что знания, которые открылись перед ним, являются только прелюдией к более глубоким знаниям, которым, возможно, нет предела.

Рассматривая только одну сторону познания, мы еще не можем говорить о привязанностях, так как привязанности подобны мосту, должны иметь два берега. Человеческая сторона привязанностей, характеризуется отношением человека к внешним объектам или к каким-либо идеям. В этих отношениях он может только прикасаться к объектам или идеям, или же позволить им стать частью самого себя. Дело в том, что поверхностной своей частью мы можем только прикасаться к поверхности объектов, а более глубокой частью нашего существа мы можем проникнуть в суть объекта или идеи и даже, через эту суть познать бесконечность. Следовательно, поверхностное знакомство с объектом, получение информации о нем и даже кратковременное взаимодействие с ним, еще не порождают зависимость от него. Зависимость появляется тогда, когда глубинная часть человеческого существа объединяется с глубинной частью какого-либо внешнего объекта. В этих случаях к внешним объектам следует отнести и эмоциональные состояния, которые возникают у человека. При кратковременных соприкосновениях с ними они не порождают зависимости, но длительный  контакт или сверхсильное, хотя и кратковременное взаимодействие с ними могут породить глубокую зависимость, последствия которых предсказать трудно. Во время глубокой зависимости человека от чего-то внешнего, человек может и не осознавать этого, потому что субъект и объект в это время составляют единое целое. Мы чувствуем себя зависимыми, когда мы не едины, но вынуждены считаться с обстоятельствами или же нашими возможностями. Когда же наступает единство с объектом, тогда мы осознаем состояние, которое захватило нас, как свое собственное.

Человек не может идти духовным путем, когда его обязывают делать это, так как духовный путь предназначен только для добровольцев, которые услышали зов и идут по пути своего предназначения навстречу Божественной истине. Поэтому на путях материального мира и во взаимоотношениях с ним, могут быть насилия в мягкой или жесткой форме, которые осознаются как зависимость, хотя в некоторых случаях эту зависимость человек осознает как обязанность или чувство долга, в то же время на духовном пути насилия не существует.

Но идея  привязанностей не будет понятой достаточно полно, если мы ничего не скажем о взаимодействии человека с реальностью внешнего мира. Любое взаимодействие человека, с какими угодно состояниями или же объектами внешнего мира, всегда сопровождается познанием этих состояний или объектов, а познание, как мы об этом уже говорили, может быть поверхностным на уровне информации и глубоким на уровне чувствования или невербального знания. Те объекты, с которыми у нас глубокая связь, не только привязывают нас к ним, но и делают нас зависимыми от них. Для человека внимательного к своим состояниям, зависимость всегда осознается как несвобода. Но тогда свобода – это иллюзия, потому что позади нее также находится зависимость, только неосознаваемая человеком. Разве в глубоком единстве не существует взаимной зависимости? В том то и дело, что не существует. Разве правая рука человека зависит от левой, – они едины при выполнении какой-либо работы, точно так же могут быть едиными и люди. По поводу иллюзии свободы однозначного ответа быть не может. Если мы говорим о свободе во внешнем мире, то имеем в виду свободу от чего-то или от кого-то, потому что все во внешнем мире находится в зависимости друг от друга и даже в зависимости от себя самого. Примером этому может быть человеческая одежда, без которой мы не можем обходиться. Если возможности животных позволяют им обходиться без нее, то человек вынужден пользоваться ею. Более того, он вынужден сооружать для себя жилища и еще многое другое, чтобы выжить. Можно сказать, что несовершенства человека заставили его эволюционировать и стать «человеком разумным».

Каждый человек имеет два вида зависимости, одна из них внутренняя, которая компенсирует его несовершенства и таким образом дополняет его, другой вид зависимости – внешний, связан с постоянной необходимостью его взаимодействия с окружающим миром. Внутреннюю зависимость человек не осознает и благодаря ей чувствует себя защищенным и свободным. Внешнюю же зависимость воспринимает как насилие и поэтому при взаимодействии с окружающим его миром, ему нередко приходится преодолевать себя, в силу необходимости этого взаимодействия.

Все сказанное невольно рождает вопрос, от каких зависимостей должен человек избавляться, от внутренних, которые он не осознает, или от внешних, воспринимаемых им как насилие? Конечно, от тех, которые он не осознает, потому что те зависимости, которые он воспринимает как насилие, не держат его в плену, хотя и вызывают в нем определенные эмоциональные состояния. Эти состояния содержат в себе не только отвержение насилия, но и раздражение, недовольство и другие эмоциональные оттенки чувства отвержения, которые усиливают нежелание общаться с тем человеком, или  заниматься той деятельностью, которые вызывают внешнюю зависимость. Духовный искатель обязательно использует эти обстоятельства для внутренней работы. Он попытается осознать самые тонкие обертоны всевозможных эмоциональных оттенков, возникающие в ответ на внешние насилия. Ну, а что делать с различными внутренними неосознаваемыми зависимостями, которые создают человеку определенные удобства и даже служат защитой для него? Мало того, эти неосознаваемые зависимости являются продолжением человека, частью его самого. Должен ли человек освобождаться от того, что является его частью? Конечно, нет. Пусть он пользуется своей одеждой и своей квартирой или дачей всем, что создает ему определенные удобства и защиту, но в то же время необходимо, чтобы он осознавал их влияния на него, те эмоциональные состояния, которые они в нем вызывают, и то состояние, которые он испытывает перед самим собой и перед другими людьми, как владелец всего этого. Фактически, все, чем владеет человек, не только принадлежит ему, но является им самим, его внешней оболочкой, которая служит для него не только защитой, но и выражением его эго. Для духовного искателя эта часть его самого не может быть безразличной и, конечно же, вызывает определенные эмоциональные состояния. В действительности, связь между человеком и объектами, которые являются частью его самого, осуществляется на энергетическом уровне, всегда окрашена в определенное эмоциональное состояние. Человек может и не осознать потоки энергии, которые связывают его с объектами и делают его зависимыми от них, но он может осознать их эмоциональную компоненту. Это очень важная часть работы, так как осознающий, будучи свидетелем того, что он осознает, влияет на эмоциональную часть своего отношения к внешним объектам. Будучи отстраненным наблюдателем, он постепенно трансформирует тот поток отношения, которые идет от него к внешним объектам, которые стали частью его самого. Дело в том, что восприятие какого бы то ни было объекта, ведет не только к его осознанию, но еще и трансформирует этот объект, в соответствии с уровнем сознания человека. Это происходит потому, что сам процесс восприятия является потоком сознания к объекту восприятия. Более того, восприятие – это всегда взаимодействие воспринимаемого и воспринимающего, на уровне энергий. При этом все, что имеет высокие вибрации – недостижимо для влияний объектов, имеющих низкие вибрации. Поэтому, сознание человека, находясь на более высоком уровне, остается недостижимым для влияний всего, что имеет более низкие вибрации и в то же время само влияет на то, что оно воспринимает. Эти влияния можно сравнить с настройкой инструмента по камертону. При этом значительно меняется процесс взаимного влияния между субъектом и объектом. Поток энергии, идущий от человека к его внешнему материальному объекту, о которой мы говорили выше, приобретает более высокие вибрации, чем тот, который идет к человеку от этого объекта, но теперь он не может повлиять на сознание человека, так как оно имеет более высокие вибрации. Возникает состояние, при котором поток энергии, идущий от объекта уже не может достичь человека и привязать его к себе, так как сознание человека имеет более высокий уровень вибраций. При таком состоянии сознания человек может без всяких помех осознавать в себе не только потоки энергии, идущие в сторону внешних объектов, но и любые эмоциональные состояния, которые обычными людьми могут и не осознаваться. При этом сознание человека трансформирует эти потоки энергии или эмоциональные состояния, оставаясь в то же время недостижимым для них.