ЕЩЁ РАЗ О ЗАХВАЧЕННОСТЯХ

Исследуя состояния захваченности, можно осознать, что состояние захваченности образует поле, которое человек может осознавать, как некую эмоционально окрашенную, пространственную субстанцию, в сфере которой находится то, что его захватило. Это может быть какая-то идея, или процесс, желание, стремление, чувство долга, любовь, сострадание, ненависть, ревность и т.д. При этом возникает своеобразный дуэт, в котором, как это ни парадоксально, ведущим является не человек, а то, что захватило его. Дистанция между объектом, захватившим человека, и самим человеком в самом начале формирования захваченности, достаточно далёкая и кандидат в захваченность вначале не осознаёт какой-либо опасности. В самом начале взаимодействия с объектом захваченности, человек является хозяином положения и уверен, что в любой момент может прервать связь с объектом, который может захватить его. Но, по мере того, как внимание человека всё чаще и чаще обращается к объекту, который представляет для него интерес, или же к состоянию, которое всё больше и больше затягивает его и, усиливаясь, становится важной частью его личности и даже его характера, ведущим в этом дуэте становится состояние или объект, который захватил его. При этом дистанция между человеком и объектом, захватившим его, укорачивается, и человек испытывает потребность всё чаще и чаще обращаться к своей захваченности. И однажды человек и то, что захватило его, станут одним целым. Это время, когда человек становится рабом и инструментом захваченности, а сам объект, породивший захваченность, может стать для человека смыслом его жизни.

Когда человек и объект, захвативший его, становятся одним целым, то у человека исчезает критическое отношение к своей захваченности, потому что, к этому времени и сознание человека, и его мировоззрение трансформированы захваченностью. Можно сказать, что витальная душа человека в таком случае становится  слугой захваченности. И не существует способов, при помощи которых можно было бы освободить человека от захваченности, кроме как полной изоляции его от условий, в которых захваченность получает для себя пищу.

Захваченность возникает тогда, когда какая-либо внешняя деятельность, например, компьютерные игры, систематические просматривания телевизионных передач, длительные телефонные разговоры, иногда подряд по-нескольку часов, следование какой-либо идее, частая и длительная концентрация на каком-либо состоянии или мысли и др. В любом подобном случае необходимы три условия: Во-первых, достаточно частая повторяемость действий; во-вторых, эмоциональное сопровождение этих действий, и, в-третьих, достаточно глубокая и длительная сосредоточенность на этих действиях. При наличии всех этих условий, в мировоззрении человека начинает формироваться определённая структура, определяющая повышенный интерес человека к соответствующей деятельности, или же влечение к определенному состоянию, на котором человек был сосредоточен достаточно длительное время. В соответствии с этим меняется и сознание человека. В дальнейшем, эта структура, сформированная в человеческом мировоззрении, если регулярно удовлетворять её потребности, может разрастись и занять всё его мировоззрение, и определять не только взаимоотношение человека с реальностью мира, но и всю его судьбу.

Такой человек с удовольствием будет общаться с другими людьми, на темы своей захваченности или темы, близкие ей по смыслу, всё остальное ему не интересно и даже безразлично. Если его пытаются переориентировать на какие-либо другие интересы, то обычно это вызывает у него отторжение, иногда агрессивное. Некритическое отношение к самому себе и отсутствие любознательности делает такого человека для людей, не имеющих аналогичной захваченности, пустым местом. Действительно, как будто бы физически человек присутствует, а говорить с ним не о чем.

Но захваченность не всегда выглядит так, как это описано здесь, всё зависит от значимости того, чем человек захвачен. Причём, эту значимость нужно определять с позиций надчеловеческих, потому что человеческие позиции всегда субъективны и почти всегда односторонни. Для человека  значимым может стать всё, на чём он чаще всего задерживает своё внимание. И не важно, будет ли это какое-то внутреннее состояние, или отношение к чему-либо, или к кому-либо.

Реально существует только две основных значимости или позиции. Одна из них принимает этот мир, как средство, которое человек должен использовать для себя и быть в нём успешным. Находясь на этой позиции, человек стремится или сохранить свою социальную значимость или увеличить её, что для человека предпочтительнее. Но так как этот человеческий мир состоит из множества значимостей, то каждый человек использует для себя только те, которые соответствуют ему самому. Можно сказать, что в хаосе значимостей, каждый человек строит свою систему, свою форму, имеющую определённую направленность из тех значимостей, которые созвучны ему. И со временем, эта форма не только позволяет ему ориентироваться в этом мире, но и становится его опорой и смыслом его жизни.

С другой позиции этот проявленный мир и человек в нём, рассматриваются, как средства восхождения сознания к бесконечному совершенству. Для этого используются те же самые значимости, что и первом случае, но только в их истинном предназначении.