Санкт-Петербургский Центр
эволюционных исследований сознания человека

Мудрость

живет в сердце

О НАПРАВЛЕННОСТИ ОТНОШЕНИЙ

--

Любые человеческие взаимоотношения имеют свою цель, даже тогда, когда люди не осознают каких-либо направленных намерений. В отношениях друг с другом мы не только создаём определённую форму, имеющую своё предназначение, но при повторных встречах достраиваем её, украшаем, придаём ей привлекательность и, конечно же, центральное положение в этой форме очень часто занимаем мы сами.

Современный человек противопоставляет себя окружающей его реальности, и в некоторых случаях это делает агрессивно. В пример можно привести слова И. В. Мичурина: «Нам незачем ждать милостей от природы, взять их у неё наша задача». Невозможность получить желаемое, особенно тогда, когда оно близко, вызывает у человека или даже у лидеров целых государств, агрессию. В некоторых случаях, невозможность получить желаемое, чему могут быть разные причины, вызывает отступление и ослабление решимости и воли. Есть и другие причины ослабления воли, и даже способности создавать внутреннюю структуру, соответствующую определённому намерению. Мы уже однажды говорили, что любому действию человека всегда предшествует построения внутренней соответствующей модели, но страх или неуверенность может не позволить сформироваться такой модели и человек окажется неспособным к определённым действиям. Примером этому могут быть люди, страдающие логоневрозом, истерическими параличами. В значительной степени ослабляет волю и уверенность в себе человека, чувство вины, которое при подходящем случае может быть использовано теми, кто мнит себя господами или людьми в превосходной степени. Здесь все способы хороши, и холокост, и геноцид, это если в больших масштабах, а в обыденных ситуациях - выговор другому человеку за какую-либо ничтожную неловкость или оплошность, постоянные замечания, для которых можно всегда найти повод. Человек, оказавшийся в таком положении, стремится быть тише воды и ниже травы, чтобы отношения не доходили до конфликта, но это не помогает, потому что целью господина является постоянное напоминание своему рабу, что он раб. Конечно, напоминания идут не прямым текстом, а замечаниями, иногда на повышенных тонах, настаивании на своих мнениях, различными упрёками и ещё многими другими способами. Важно, человека держать в состоянии виноватости или в состоянии, когда он постоянно будет подстраиваться, подлаживаться под господина (госпожу), нужно, чтобы он был постоянно неуверенным в себе, и чтобы в нём постоянно было стремление угодить своему господину и тем, кого господин уважает, и тем, которые в какой-то степени приближены к нему.

Трудно завидовать положению формирующегося раба. Он пытается угождать и своему господину и всем, с которыми его господин на равных. Он не может почувствовать себя свободным даже там, где присутствует атмосфера независимости, так как она не соответствует его формирующемуся духу раба. Правда, если формирование духа раба ещё не завершено, то такой человек при общении в других обстоятельствах, в которых он ни от кого не зависит, может играть роль независимого и самостоятельного в своих решениях и поступках человека, и даже кому-то в полголоса сделать адекватное замечание. Но, тем не менее, он уже охвачен духом зависимости и не может отдохнуть от него, расслабиться даже там, где обстоятельства полностью позволяют ему быть свободным. Хотя, со временем, когда дух раба сформируется и станет определяющим во всех его субличностях, в человеке исчезнет контраст между духом свободы и духом раба. Это время, когда положение раба становится для человека естественным и он уже не пытается как-то изменить своё и социальное положение в том коллективе, в котором он находится (например, в семье), и при любых других обстоятельствах. С этого времени человек будет считать, что условия, в которых он находится, для него единственно приемлемые, отношения правильные, и если кто-то случайно сделает ему замечание, что он находится в подчинённом положении, и тот, кто является его господином, обращается с ним, как с рабом, то такой человек будет защищать своего хозяина, и всячески его оправдывать.

Конечно, здесь не может не возникнуть вопрос: почему люди, осознают это они или нет, стремятся к власти над другим человеком или над другими людьми?

В основе любого влечения к власти является стремление к Божественному единству. Но на уровне проявленного мира с его ценностями, это стремление к Божественному единству извращено в стремление к власти. И в той человеческой части, которая является инструментом этого мира значимостей, проявляется как жажда власти. Инструментами реализации жажды власти в человеке является в первую очередь его витальный ум и затем ментал, который может быть инструментом витального ума, при взаимодействии человека с реальностью этого мира. Но мы уже говорили о том, что реальность мира имеет две стороны – внешнюю, которая для подавляющего большинства людей является единственной реальностью, и внутреннюю. И если отношения во внешней реальности происходит преимущественно с позиций раба и господина, имеющего власть и подвластного, то отношения с внутренней позиции, на которой ведущим является сердце, отношение имеют жертвенную основу. Позиции раба и господина так же основаны на единстве, но единстве деструктивном, в котором обе стороны теряют истинно человеческие качества. При этом сознание, как раба, так и господина суживается, приобретая зависимость друг от друга, так как господин должен иметь раба или рабов, без чего он не господин, а раб должен иметь господина. Особенностью такого тандема является то, что господин, держащий власть в своих руках – это человек, у которого закрыто сердце и он вынужден жить, опираясь на ум. В то же время раб. Опирается на свою витальную часть и у него может быть в какой-то степени открыто сердце. Поэтому человек в условиях, в которых он не осознавая этого, оказался на пути формирования раба, может истинно стремиться к единству, но такого произойти не может, так как у господствующего над ним человека другие цели, даже если он не осознаёт этого. Он навяжет своему рабу другое единство, в котором каждый будет знать своё место.

В отличие от истинного единства, которое в своей основе имеет сердце, и взаимодействует с реальностью мира на принципах жертвенности, единство в этом проявленном мире значимостей опирается на эго и его инструменты, и имеет множество лиц, каждое из которых содержит в себе свою атмосферу, свою направленность и свою выгоду. Другим очень важным отличием этих двух вариантов единства, является центр, вокруг которого это единство формируется. В случае, когда центром единства, каким бы оно ни было, является человек-господин, возможно, какая-либо материальная идея, придающая человеку особую значимость, хотя и в этом случае в центре единства оказывается человек – носитель этой идеи. В то же время центром истинного единства является божественный дух единства И третьим отличием является сужение сознания человека в системе единства раба и господина или же в единстве с человеком, который является носителем определённой идеи. В отличие от внешнего единства, сплочение людей вокруг божественного духа единства расширяет сознание людей до бесконечности, так как степень истинного единства не имеет пределов.

Возможно единство ради достижения какой-либо эгоистической цели, которое использует ложь в качестве своей опоры. Такое единство всегда осуществляется ради какой-то выгоды и всегда ведёт к снижению уровня сознания.