БЕСКОРЫСТИЕ И ВЫГОДА

Кроме стремления выжить у современного человечества есть две идеи, лежащие в основе его жизни – это идея истинного единства и идея выгоды. Следуя идее истинного единства, человек использует себя на благо других людей и даже всего живого на Земле. Здесь не понимается под благом материальные блага, не имеется в виду удовлетворения эго других людей или их стремления к удовольствиям. Истинное единство всегда содержит в себе духовный оттенок, так как оно возможно только тогда, когда человек находится на высокой ступени сознания на пути к Божественной истине.

Можно сказать, что единство содержит в себе центробежный дух, стремящийся стать единым со всей Вселенной. В то же время идея выгоды – центростремительна, её можно сравнить с чёрной космической дырой, которая ненасытно притягивает к себе всё, что доступно её притяжению, и алчность этой идеи не имеет пределов.

Самое интересное – жить по справедливости и стремиться к истинному единству – это, значит, полностью отказаться от идеи выгоды. Это как два беспредельных антипода, один из которых следует бесконечному восхождению к Божественному единству, второй же стремится к бесконечному поглощению реальности мира во всех его проявлениях. Оба стремления не имеют своих пределов, но каждое из них в своих влечениях придерживается своего принципа. Стремление жить по справедливости и бесконечно стремиться к истинному единству возможно только через жертвенность, в которой люди все свои возможности раскрывают ради совершенства всего мира. И это возможно только тогда, когда человек в каждом своём действии, чувстве и даже мысли, опирается на своё сердце, которое неспособно лгать.

В бесконечном стремлении к выгоде всё происходит наоборот. Отношения с людьми и вообще с реальностью мира основываются на личной выгоде – материальной, социальной, психологической. Идея выгоды всегда подразумевает – меньше отдать и больше взять, меньшими усилиями заполучить побольше. Выгода предпочитает иллюзию совершенства самому совершенству, потому что истинное совершенство требует тех усилий, которые невыгодны с позиций эго. И эти позиции легко обосновываются умом, который является верным слугой эго. Зависть, ревность и конкуренция – ближайшие родственники, которые усердно служат выгоде. Выгода не терпит, когда кто-то «лучше, чем я», препятствует мне «быть первым», самым значимым. Всё внимание, преклонения, почитания должны быть обращены только ко мне. Все ценности мира и вся власть, так же должны принадлежать мне. Я предпочитаю быть только в тех кругах общения, которые мне выгодны, и буду чернить всё, что выставляет меня в невыгодном свете. Я буду говорить неправду и делать непозволительное, если мне это выгодно, для этого я что-то приукрашу, а что-то скрою, чтобы выгодно выглядеть. Для выгоды не существует лжи, если она является средством реализации её целей. Всё позволено, если это выгодно. «После нас хоть потоп», если это выгодно сейчас. Долой мораль, высокие принципы, честь и достоинство, если это выгодно. Здесь умышленно не рассматриваются конкретные примеры лжи, потому что их, этих примеров, легион. Любая ложь, даже самая невинная – это маска, скрывающая позади себя идею выгоды. Даже патологические лгуны, ложь которых рассматривается как психическая патология, так же стремятся к выгоде, возможно, они не всегда это делают адекватно обстоятельствам, и, возможно, не всегда осознают это.

Человек, следующий путём истины, всегда жертвует выгодой, которая накладывает на него неприятный скользкий оттенок. Скользкий потому, что на него невозможно безоговорочно опереться. А вдруг этой опорой является только маска, а не реальное его лицо.

Но, обратите внимание, какие огромные преимущества перед истиной, имеет ложь выгоды, надевающая на себя всевозможные маски. У истины нет масок – она такая, какая есть, а всевозможные «наряды» выгоды, даже если они – только иллюзия – очень привлекательны для ума и витала. Поэтому, трудно человеку устоять против выгоды, если у него не открыто сердце. Ум всё объяснит и всё оправдает и правду сделает ложью, а ложь правдой.

Можно согласиться с тем, что современная цивилизация сходна с карнавалом, на котором каждый из участников носит на себе маску, скрывающую его истинное лицо. В современном мире под масками скрываются не только человеческие лица, но позади них прячут идеи, реальные намерения, свои недостатки и даже свои стремления, если они не созвучны общепринятым идеям и стремлениям современного мира. Отсюда, можно сделать вывод, что маски скрывают ложь, которая позади них, стремясь выдать её за истину. Но со временем, когда для всех становится ясным, что маски – это только маски, и всем приходится делать вид, что они не знают, что таится позади этих масок, то такое положение дел свидетельствует о всеобщем согласии с ложью и игрой, имеющей ложные сценарии. И тогда истина вынуждена надевать на себя ложные маски, без которых её выживание в мире лжи становится невозможным.

Но откуда берётся ложь, в которой всегда присутствует искажающее намерение? И все эти искажения не хаотичны, а имеют определённую направленность. И в любом случае каждая ложь используется человеком для получения какой-либо определённой для себя выгоды. И нужно согласиться с тем, что любая реализация ожиданий выгоды содержит в себе ложь.

На самом деле любая ложь – это какая-то часть ветви дерева возможностей или дерева жизни. Здесь следует сделать некоторые пояснения. Человеческую жизнь можно представить в виде дерева, ствол которого – это основная судьба человека, а ветви – это возможности, которые могут, при определённых обстоятельствах, быть реализованы. Ветви этого дерева жизни одновременно являются и субличностями человека, так как реализация любой возможности становится вероятной, если она реализуется адекватной ей субличностью. Но дирижёром, основным управляющим центром является его управляющая субличность, находящаяся в стволе дерева жизни, определяющего судьбу человека. Именно она, эта управляющая субличность, привлекает возможности человека, находящиеся в ветвях дерева судьбы, для решения каких-то своих проблем. Благодаря этому человек одновременно как бы проживает несколько жизней, одна из них реальна, а другие осознаются человеком как пути возможностей. Но если человек чаще привлекает для решения каких-то своих проблем одну определённую возможность, то она постепенно входит в ствол дерева жизни или дерева судьбы, искривляя его в соответствующую этой возможности сторону. А если это происходит в течение всей жизни, то эти особенности передаются по наследству, как склонности.

И в то же время структура дерева жизни такова, что она позволяет человеку говорить ложь и совершать ложные поступки. А другой человек может использовать своё дерево жизни, например, для жертвенных поступков. Следовательно, дерево жизни можно рассматривать как набор возможностей, которые могут быть использованы, как с целью получить выгоду, так и для совершения поступков, которые могут принести благо для других людей.

Таким образом, судьба человека и его личность только в малой степени зависят от тех возможностей, которое содержит в себе его дерево жизни, несколько в большей степени зависит от склонностей, врождённых и приобретённых, и в основном зависит от тех сил, которые управляют человеком. Тогда судьбы обывателей привязаны к потоку сил низшей природы при помощи их эго. И этот поток несёт все существующие жизни в океан небытия. И существование этого потока, рождающегося из родников и ручьёв отдельных душ, на первый взгляд, кажется бессмысленным. Но, если к этому потоку присмотреться внимательнее, то можно увидеть, что силы низшей природы, увлекающие за собой человеческие души, питаются энергией тех людей, которые находятся в их власти. Для этого они побуждают людей к определённым реакциям, формируют в них определённые интересы, следуя которым они приобретают определённые качества и высвобождают соответствующую энергию, идущую на пищу этим силам.

Очень похоже на разведение различных видов домашнего скота, когда человек одних животных выращивает преимущественно на шерсть, других – на мясо, третьи для людей несут яйца, четвёртые обеспечивают их пухом и т. д. А в конце этого, кажущегося неиссякаемым, потока, смерть забирает всю оставшуюся доступную ей энергию, а биологические отходы отдаёт земле. Но всё увиденное не придаёт бессмысленности жизни какой-то смысл. Правда, становится очевидной пищевая цепочка жизни, в которой растения извлекают из земли и воздуха то, что необходимо для их жизни. Животные извлекают из растений необходимые для своего существования вещества. За счёт жизней этих вегетарианцев живут хищники и паразиты. Человек в этом проявленном мире замыкает пищевую цепочку, используя для себя все виды живых существ, являясь своеобразным универсальным паразитом. Но, как мы видим, пищевая цепочка продолжается и за пределы проявленного мира, где обитают неосознаваемые человеком существа, которые не только управляют человеком в соответствии со своими интересами, но и живут за счёт его энергии. Такое потребительское существование кажется тупиковым и бессмысленным, таким же, как смена времён года или же смена времени суток, или даже проявления всевозможных инстинктов, помимо пищевого. Люди не задумываются о том, что мир не имеет смысла, если его рассматривать только в том диапазоне, который доступен осознанию обывателя. Но жизнь может показаться ещё более бессмысленной, если рассмотреть её пределы у большинства жителей нашей планеты, для которых кольцо выживания имеет минимальное количество звеньев: они трудятся для того, чтобы приобрести средства, на которые возможно выжить. Основным в выживании является еда и какие-то мелкие попутные радости, а следующим звеном в этом кольце снова является труд. И всё. Правда, они ещё рожают детей, чтобы каждый из их наследников жил такой же бессмысленной жизнью, какой живут и они. Но никто из обывателей не считает свою жизнь бессмысленной, напротив, они воспринимают её наполненной, и даже гордятся ею. «Человек – это звучит гордо…», говорит бродяга Сатин в пьесе Горького «На дне». Странная гордость, в основе которой пустота – гордость сама по себе, просто потому, что это я.

Но вернёмся к потоку жизни, в котором барахтается всё человечество. Может мы в нём что-то упустили. Не может быть в живой Вселенной, что бы то ни было, не имеющее смысла. Действительно, если всмотреться внимательнее в этот поток, то можно увидеть в нём неоднородность. На стремнине его находятся люди, смыслом жизни которых являются материальные блага и власть. У берегов же движение этого потока в направлении небытия едва заметно, и даже в некоторых местах направление его противоположно всему движению потока. И ещё одна очень важная особенность, которая была вначале незамечена – силы низшей природы, кормящиеся человеческой энергией, способны усваивать только те её разновидности, которые имеют низкие вибрации. В человеке они проявляются во всевозможных низких эмоциональных проявлениях, влечениях, состояниях, интересах. И в то же время, все, что есть в человеке высокого, недоступно для них. И, поэтому, они всячески стремятся не допустить в человеке развитие его высоких качеств, а те, которые у него уже есть, стремятся извратить, опорочить. И это они делают не только с отдельными людьми, но и с целыми народами – отсюда однополые браки, педофилия, разрушение семейных ценностей, монетизация чувства долга, чести, совести, объявление высокого низким, а низкое высоким, извращение религий. И всё это делается при помощи лжи, которая поддерживается деньгами. Но это уже на внешнем проявленном плане, на котором эти силы действуют через своих верных слуг, смыслом жизни которых являются материальные блага, и власть.

На стремнине потока, управляемого силами низшей природы, нет ни одного человека, имеющего высокие вибрации, их можно встретить только на крайней периферии этого потока жажды материальных благ. Иногда к ним примыкают те, которые в значительной мере очистились от жажды материального. И только из этой части потока, тепло солнечного света может притянуть к себе души тех, которые освободились от притяжения ценностей проявленного мира. И здесь разрывается порочный круг кажущейся бессмыслицы жизни. И весь этот тёмный и бурный поток предстаёт как река, на которой добывается золотой песок. Тогда человеческий поток жизни – это система очищения душ от всего несовершенного, которое в свою очередь является средством, ведущем человека к совершенству.