УСТРЕМЛЕННЫЙ К СВЕТУ

На улицах одного города появился человек, громко созывавший на базарную площадь всех желающих послушать интересную для всех разумных людей новость. Когда его спрашивали о том, что он там будет им говорить, то человек коротко отвечал, что он расскажет о прекрасной стране, откуда он только что пришел в их город...

Когда вечером, почти половина людей этого небольшого города собралась на базарной площади, человек поднялся на возвышение и стал рассказывать о чудесной стране, в которой нет старости и болезней, и где люди не знают что такое горе. Он еще много рассказывал об этой счастливой стране, как кто-то его спросил:

– А как далеко находится эта страна?

– Всего три года пути, если все время идти пешком в сторону восхода солнца, – ответил он.

– Но это же целых три года! – разочарованно говорили люди.

– Эти три года пройдут, даже в том случае, если вы будете ежедневно лежать дома на печке, – отвечал человек, но тогда вы никуда не придете, и никаких надежд на какие-либо изменения у вас не будет.

– Да, но тогда мы должны будем расстаться с нашей определенностью.

– Определенность не является жизнью, только встреча с неизвестностью имеет цену и дает необходимый, для роста сознания, опыт.

– Но нам для этого придется оставить семью, а это невыносимо, – говорили другие.

– В любом случае, придет время, когда вы должны будете оставить свою семью, но уже без надежды когда либо вернуться в нее.

– Но это аморально, оставлять своих близких и пускаться куда-то в поисках иллюзорной вечной молодости и вечного счастья, – говорили они.

– Тогда может ли быть моральным ждать своей собственной смерти, или смерти своих близких у себя дома и ничего не сделать, чтобы предотвратить ее? – Отвечал человек.

– А какая может быть гарантия, что мы не умрем прежде, чем достигнем этой страны? – Спрашивали третьи.

– Есть ли смысл говорить о гарантии жизни, если смерть поджидает нас на каждом шагу даже тогда, когда мы находимся у себя дома. Но у каждого человека есть шанс достичь бессмертия, и этот шанс тем больше, чем более искренним будет ваше стремление.

В этот же вечер, когда солнце скрылось за горизонтом, на постоялом дворе, где остановился приезжий человек, собралась небольшая группа людей. Это были те, кто готов был идти в чудесную страну.

– Я готов отправиться хоть сегодня, но мне надо собрать необходимые вещи и продукты, потому что дорога дальняя, – сказал один.

– Мне нужно дать необходимые распоряжения по хозяйству, так как в мое долгое отсутствие оно может придти в упадок, – сказал другой.

– У меня при смерти моя старая мать и мне нужно похоронить ее и тогда я сразу же могу отправиться в дорогу, – сказал третий.

– Я готов идти в эту страну хоть сейчас, – сказал, поднимаясь, старик. Все необходимое уже со мной - он показал свой суковатый посох.

– Каждому человеку дается всего один день в его жизни, в который он может начать свой путь к этой чудесной стране. Для всех вас, собравшихся сегодня у меня, этот день наступит завтра утром. Для кого-то другого он может наступить значительно позже, поэтому он сегодня не пришел сюда, – сказал человек.

– Откуда я должен начинать свой путь? – Спросил старик.

– С того места, откуда увидишь выходящее из-за горизонта солнце, – ответил ему человек. Ты должен идти в том направлении весь день. И даже если тебе придется обходить или преодолевать какие-то препятствия, то ты должен постоянно помнить намеченное направление. Ты никогда не заблудишься, если каждое утро будешь встречать восход солнца и в этом направлении, потом идти в течение всего дня. Все, что ты будешь делать в течение этих трех лет для поддержания твоей жизни, должно иметь только одну цель, ради которой ты живешь, и которой посвятил всю свою жизнь.

Собравшаяся группа людей в молчании расходилась по своим домам, к своим семьям, к своим хозяйственным заботам и к своим умирающим. Только старик не спешил к себе домой, откуда завтра утром он должен будет отправиться в долгий путь.

– Я уже оставил все и не хочу даже на ночь возвращаться к своему дому, – глаза старика светились радостью. Мне уже давно надоела эта бессмысленная и бесцельная жизнь и, видимо, Бог прислал вас сюда в наш город ради меня одного и мне очень жаль, что другие люди пока не готовы последовать вашему призыву. Возможно, мне лучше переночевать на постоялом дворе, чтобы не проспать восход солнца.

Рано утром, когда город только начинал просыпаться, старик уже был в пути. За спиной его был а пустая сумка, в руках суковатая палка, а на голове шляпа с широкими полями, которая в ясную погоду прикрывала от прямых солнечных лучей глаза, а в ненастье – от дождя. Брезентовая потертая куртка и такие же брюки могли служить еще долгие годы, а пропитанные дегтем солдатские сапоги, не боялись ни сырости, ни трудностей долгого пути.

Старик знал, что в разные времена года солнце встает не в одном и том же месте, и каждое утро просыпался еще до его восхода, чтобы сверять с солнцем направление своего пути. Когда наступили холода, какой-то сердобольный крестьянин подарил ему поношенный, но еще крепкий полушубок и старик теперь редко когда позволял себе останавливаться в какой-либо теплой избе, чтобы погреться и неустанно все шел и шел, все дальше на восток. Иногда ему приходилось ночевать в лесу, тогда он разжигал костер из сушняка и спал коротким сном, чтобы поправить тлевшие в костре сучья или подбросить в него сухие ветви. А рано утром, тщательно загасив остатки костра, спешил выйти на открытое пространство, чтобы встретить восход солнца и определить направление своего пути на наступающий день.

Порой старику казалось, что он идет уже всю свою жизнь. Все события его прошлой жизни потеряли свою значимость и служили, как он теперь понимал, только прелюдией для его бесконечного путешествия. Он уже не мыслил другого способа существования, и трудности его пути ежедневно открывали в нем что-то новое, прежде скрытое от него. Теперь он понимал, как немного нужно человеку для его жизни. Богатство и бедность потеряли для него значение. Единственным смыслом его жизни стал его путь. Имело значение только то, что помогало ему в пути. А помогало ему все, что встречалось - и трудности и удачи. И если в начале пути его иногда посещало сожаление о том, что он оставил удобства домашней жизни и привычные ценности повседневности, то теперь его душу грела радость всего, что он встречал или даже того, что он мог встретить.

 Иногда ему встречались попутчики, которые шли на поклонение к святым местам, но, как он узнавал от них, они после исполнения своего обета должны снова вернуться к себе домой. Довольно часто на его пути встречались храмы, в которых люди говорили о стране вечной молодости и счастья. Но после такого рода бесед они, умиротворенные идеей существования такой страны, возвращались к своим бесконечным житейским проблемам и своим смертям.

И старик все шел и шел, опираясь на свой суковатый посох и слезившиеся от встречного холодного ветра его глаза неотрывно смотрели вдаль к горизонту, за которым его ждала страна вечной молодости и вечной радости.

Однажды он вновь заночевал в лесу у костра. Вокруг него разливалась остекленелая от мороза тьма. Звезды в небе как холодные светящиеся льдинки тихо мерцали в неподвижной вышине. Выдыхаемый воздух густым инеем покрыл седую бороду старика и воротник овчинного полушубка. Набросав елового лапника на шуршавший под ногами морозный снег, старик вначале сидел на упавшем дереве, протягивая замерзшие руки к пламени костра, затем опустился на пружинящее ложе, чтобы на короткое время вздремнуть, как это он делал прежде уже множество раз, и сон мягким покрывалом укутал его. И снилось ему, что он стремительно приближается к беломраморному городу, на улицах которого струятся в небо серебристые фонтаны, а крыши в лучах восходящего солнца сверкают золотыми зеркалами. На улицах этого города – потоки людей, одетых в одежды всех цветов радуги. Он увидел их улыбающиеся лица, обращенные к нему, и вошел в один из потоков. К своему удивлению он не чувствовал груза своих лет и когда обратил внимание на себя, то увидел, что его тело, одетое в нежно-кремовые легкие одежды, было подобно телу юноши. Герасим оглянулся на свою прошлую жизнь (мы уже не можем называть его стариком) и вспомнил свою последнюю ночевку в лесу. Он помнил, как он лег, прислонившись спиной к поваленному дереву, лицом к костру, но он никак не мог вспомнить, что было дальше. Он должен был проснуться, чтобы подправить сучья в костре и может быть подремать еще немного. В это время к Герасиму подошел человек высокого роста в такой же кремовой одежде и легких сандалиях на ногах. Легко прикоснувшись к его плечу, сказал:

– Оставь мертвым те дела и обычаи, которые утешают их и служат для них опорой. Ты уже пришел к своей цели, к которой стремилось твоё сердце. Сейчас ты должен идти со мной...