О ВЕЧНОСТИ

Возможно, самым великим открытием, которое было сделано человечеством, было открытие Бога. Ну а дальше, оно, человечество, стало наделять открытого им Бога всевозможными человеческими качествами в превосходной степени. Одни из этих качеств действительно принадлежали Богу, другие же, в основном, были присущи человеку. Но если всё есть Бог, то, возможно, то, что присуще человеку, так же принадлежит и Богу? Тогда Бог одновременно смертен и бессмертен, Он созидатель и разрушитель одновременно, и он содержит в себе как безграничную любовь, так и беспредельную ненависть? А как же тогда Бог – есть любовь? А может быть, мы хотим объединить не объеденимое? Возможно, Бог это всё, что хорошее, а всё остальное – не является Богом? Но тогда как понимать, что Бог вездесущ, если его нет там, где сосредоточено всё плохое? И ещё одно важное Божественное качество – Он всезнающ. И если это действительно так, то как он может наказывать человека за какие-то человеческие грехи, о которых он знал уже прежде. Мало того, Он знал и о том, что будет наказывать человека за все его умышленные или неумышленные проступки. Тогда какой смысл в Его всеведении? Можно представить такие обстоятельства: человек в своей жизни совершает те поступки, которые соответствуют его внутренней психологической структуре. И если он совершает какое-либо преступление, то это связано с его психологическими особенностями и волей Бога. Вспомните: «Даже волос с головы твоей не упадёт без воли Его». Это можно сравнить с заряженным орудием, которое обязательно выстрелит по цели, определённой волей Бога. Но как только выстрелить, на это орудие тут же или какое-то время спустя, обрушится наказание, от которого мало не покажется. Всё это было по воле Бога, но тогда оправдано ли наказание? Все эти наши рассуждения имеют прямое отношение к вечности, как к состоянию Бога – ведь Бог вечен. Но, возможно, он не вечен, так как всё живое на Земле смертно и человек тоже смертен? А Бог вездесущ, следовательно, он присутствует и в смерти? Подобного рода попытки понять Бога ни к чему не приведут, так как это похоже на исследование слона тремя слепцами. Возможно, Бог не настолько антропоморфен, как это выглядит в наших рассуждениях. И, может быть, смысл терминов, которые мы использовали для определения особенностей Бога, совсем иной? Например, когда мы говорим, что Бог вечен, то имеем в виду, что он был и будет всегда. Другими словами, мы Бога помещаем в наше время, в котором есть прошлое и будущее. А когда говорим, что он вездесущ, то подразумеваем, что он всё видит, и ничто не может от него скрыться. В этом случае, Бог скорее похож на надзирателя, который строго следит за своими творениями, и если те послушны ему, то он даст им пряник, ну а за своеволие могут и кнута получить. А самый большой пряник и самый большой кнут он приготовил человеку в посмертной жизни – это рай и ад.

В действительности, вечность не имеет времени и, поэтому о вечном Боге нельзя сказать, что он был или будет. Вечность – это состояние, которое возникает на вершине блаженства или же на вершине страданий. Те люди, которые хотя бы однажды пережили эти состояния, знают, что в период максимального переживания счастья или же страдания, человек находится в состоянии вечности, в которой нет начала и нет конца. В этом состоянии нет прошлого и будущего, но только состояние пронзительного счастья, которое расплавляет все части человеческого существа, делая их бесформенными и беспредельными. Ум при этом останавливается в безмолвии, теряя все свои качества, а внимание непроизвольно сосредоточивается в центре состояния блаженства, которое приводит человека за пределы контролируемой переносимости, а его воли к возможному возврату из этого состояния. При этом личность человека растворяется в ничто, оставляя только безличностное, бесформенное, осознающее состояния блаженства. И если человек, прежде чем растворится его индивидуальность, не сумеет создать намерение вернуться к своему земному существованию, то состояние блаженства постепенно погасит его самоосознание и растворит его в огне Нирваны.

Состояние вечности человек переживает и на вершине страданий, которые становятся для него беспредельными, при этом время останавливается в вечности. Состояние полной безысходности, когда человек замурован в страдании и нет нигде ни искры света, ни даже дуновения надежды, что однажды эти страдания могут закончиться. В вечности нет пределов, чему бы то ни было, и в то же время, вечность не может быть определена словами, которые являются производными конечного ума. И если однажды человек, переживший состояние вечности, попытается описать её словами, то ни один из его слушателей или читателей не осознает её такой, какой она была реально пережита рассказчиком.

Попытайтесь описать глухому человеку пение птиц в лесу, встречающих восход солнца, описать запах цветов жасмина человеку, страдающему аносмией, и опишите радугу после дождя, человеку слепому от рождения. Мы понимаем описание всевозможных качеств проявленного мира только тогда, когда имеем свой индивидуальный опыт восприятия этих качеств. Когда Хуан Матус однажды находился среди кустов чапараля с Карлосом Кастанедой, сказал ему: «вокруг нас вечность», то это он сказал, имея собственный опыт переживания вечности. Конечно, Кастанеда не понял своего учителя, потому что не имел подобного опыта.

Духовный путь – это всегда стремление к вечности и к тем качествам, которые в его ипостаси вечности. Если нам будут известны хотя бы некоторые из этих качеств, то это станет для нас ориентиром во внутренней работе. Здесь мы рассмотрим некоторые из них. Бог никогда ничего не хочет, потому что содержит в себе всё мыслимое в нашей вселенной, и он никогда ни к чему не стремится, потому что он совершенен. Он ничего не создавал, но в определённой своей части стал теми бесчисленными формами живой и неживой природы в проявленных и непроявленных мирах. Но не следует думать, что он этими формами заполнил пространство, в котором он обитает. Бог одновременно и пространство, и время и всё, что есть в этом пространстве и времени. Бог не бывает довольным или недовольным теми, которыми он стал, потому что присутствует в каждой форме, в каждом эмоциональном состоянии всех видов жизни. Всё сущее во Вселенной – это его проявления и он не может быть недовольным самим собой и даже наказывать самого себя. Когда мы говорим, что Бог есть любовь, то имеем в виду, что он любит все проявления, которыми он стал, и все способы их взаимодействия между собой, потому что всё есть Он. Кстати, любовь Бога – это не то, что мы переживаем по отношению к близким нам людям. Во-первых, его любовь безобъектна и он не будет любить кого-то одного больше, чем другого, потому что для Него всё одинаково значимо. Во-вторых, Его любовь – это постоянная направленность к совершенству. При этом, всё препятствующее в этом направленном процессе – отбрасывается, чтобы быть трансформированным.  У Бога ко всем равные отношения, потому что Он и в последнем рабе, и в самом почитаемом человеке, и нет для него малого и великого, но только необходимое.

Мы говорили о Вечности, в которой нет значимостей, но в ней – семена и корни всех планов реальности и всего, что есть в этих планах, и в ней сознание Божественного, которое управляет всем сущим во Вселенной. И ничему во Вселенной Божественный не отдаёт предпочтения, и ничто не отвергает, даже то, что препятствует эволюции, – всё является источником опыта.

Каждый человек, избравший для себя духовный путь, должен знать, что накапливание опыта – это формирование более высокой ступени, на которую поднимается сознание в своей эволюции. Если человек осознаёт какие-то состояния или влечения после того, как они уже прошли, то такое осознание происходит в плоскости того, что осознавалось. При этом он как бы смотрит вслед уходящему состоянию и осознаёт, что оно было. Всё приобретает иное значение, когда человек осознаёт состояния или какие-либо реакции прямо сейчас, в период, когда они проявляются в нём. В этих случаях он обязательно поднимается над этими событиями, и осознаёт их сверху, что позволяет ему быть не затронутым ими. И если человек постоянно делает эту внутреннюю работу, то со временем в нём формируется более высокая ступень сознания, с которой осознаётся не только реальность внутренних состояний, но и внешний мир с его событиями. При этом человеку уже нет необходимости осознанно направлять своё внимание на различные состояния, возникающие в ответ на всевозможные внешние влияния, потому что осознание и контроль над осознанным происходит автоматически.

В дальнейшем во внутренней работе духовного искателя всё повторяется, но на более тонком и высоком уровне. Но это только часть работы духовного искателя. Каждый план сознания имеет свою гамму вибраций. Вибрации привычного для нас плана нами не осознаются, потому что мы родились и выросли в их окружении. Когда наше сознание устанавливается на более высоком уровне, то мы, будучи восприимчивыми, начинаем осознавать нисхождение в наше тело потока покоя. Иногда мы осознаём его как мягкий покой, опускающийся на нашу голову и обволакивающий её. Это связано с тем, что вибрации более высоких планов осознаются нами как волны или потоки покоя.

Тончайшая субстанция энергии, имеющая Божественное сознание, может быть названа субстанцией вечности. Неподвижная, воспринимаемая как абсолютный покой – она неизменна, какие бы события не происходили в бесчисленных планах реальности. Динамика жизни на всех планах бытия и движения неживых объектов – это только отражения реальности, скрытой в семени субстанции Вселенной. Это можно сравнить с виртуальной реальностью компьютерных игр, в которых персонажи, будучи сознательными, осознавали бы себя и окружающие обстоятельства, как действительную реальность, и мир, в котором они обитают, тогда для них был бы совсем не виртуальным. Мы помним, что в реальности этого мира важен только опыт, позволяющей энергии сознания подниматься на более высокий уровень. Единственной реальностью является только Бог.

Энергия субстанции, которая является основой мироздания, сознательна, поэтому всё сущее во вселенной от мельчайших субатомных частиц и до величайших квазаров сознательны. И так как всё сущее во вселенной состоит из одной и той же субстанции и являются только её формами, то отделённость объектов и индивидуальность форм жизни – это только иллюзия, потому что всё погружено в эту субстанцию и всё состоит из неё.

По мере того, как духовный искатель восходит по планам сознания, словно по ступеням эволюции, он всё в большей степени осознаёт всеобщую взаимосвязь и единый поток эволюции, в котором каждому живому существу предопределено своё место. И человек начинает понимать свою основную роль, которую он должен выполнять, в этом вселенском потоке эволюции.

Для человека, впервые столкнувшегося с этой идеей, такого рода реальность осознаётся, как нечто совершенно неприемлемое, как абсолютная несвобода и даже обезличивание, угрожающее полным растворением в бесконечной субстанции бытия. При этом все индивидуальные радости и страдания, все стремления к простому человеческому счастью, воспринимаются как мелкие, не содержащие в себе ничего существенного, волны. Всё осознаётся преходящим, а судьба, которой мы следуем, прикрываясь неведением, обещает нам миражи часто несбывающихся надежд и ожиданий. И человек осознаёт себя затерянным в бесконечности и бессмысленности своей жизни.

Низшая природа, привязывая человека к своим ценностям создаёт у него иллюзию, что существование само по себе, такое, какое оно есть и является носителем смысла жизни. И люди скользят по поверхности жизни, как жуки водомерки, не задумываясь ни о глубине под их ногами, ни о бездонном небе над их головами, и, возможно, мимолётно счастливы, а иногда так же скоротечно несчастны. Но в духовной практике человек однажды выходит за пределы калейдоскопа жизни и один на один встречается с реальностью, не похожей на ту, которую он навсегда оставил.  И иногда возникает сожаление об утраченных иллюзиях, и даже желание вернуться в них. Но как повзрослевшему человеку вернуться в своё детство?