КОЕ-ЧТО О ЛОВУШКАХ ЧЕЛОВЕКА

Основные ловушки ума – это страх и клетки логики ума. Любые переходные состояния, возникающие в социальном мире, порождают в человеке состояние страха, который в зависимости от степени его выраженности может проявляться по-разному. Например, у некоторых людей – это состояния неопределённости, у других, возможно, – растерянности, у третьих – это может быть безысходностью, у четвёртых – отчаяние и страх. В действительности, все эти симптомы являются проявлениями страха в различных его фазах. Особенностью страха является то, что он дезорганизует наиболее тонкие части сознания и ума, которые в эволюции человека были сформированы в более поздние времена. И именно они являются выразителями его основных индивидуальных социально-психологических особенностей. При этом на передний план выходят более древние структуры, со своими влечениями, агрессией и комплексами раба или хищника. Основными особенностями комплекса психологии раба являются не внешние рабские условия, а состояние его личности. У человека с рабской психологией в его сознании нет центра – принятия решений и, поэтому, он полностью полагается на те указания, которые даёт ему его господин. Раб нуждается в господине, без которого он полностью дезориентирован во внешнем мире. У раба нет способности оценивать, происходящие во внешнем мире события, если они не касаются его лично. Другими словами, рабская природа человека, характеризуется примитивным мировоззрением, для него необходима внешняя идея, определяющая направление его деятельности. Эта идея может быть вложена в его сознание или в раннем детстве или же воспитана в течение его жизни. Одной из особенностей таких людей в их детстве – их безынициативность, послушность, неспособность к экстравагантным поступкам, нелюбовь к чтению. Они с удовольствием смотрят фильмы, которые возбуждают их эмоции, но не любят те компьютерные игры, в которых нужно принимать самостоятельное решение или разрешать какие-либо проблемы. Ещё одной важной особенностью является их высокая внушаемость, что часто ведёт к тому, что они попадают под влияние сильных и далеко не всегда порядочных личностей. Этим личностям они всегда готовы прислуживать и обычно позволяют манипулировать собой. Как и у всех нормальных людей у них есть стремление властвовать. Но, получив власть, они становятся тиранами и деспотами. примером может быть дедовщина в армии, групповые насилия над другими людьми. Для них управлять – это, значит, подавлять, запрещать, разрушать. Объединяются они для того, чтобы превзойти трусость и реализовать свою жажду власти. При этом они демонстрируют всем своим видом своё положение господина и презрительно относятся ко всем, кто стоит ниже их по социальному рангу, считая их скотом, быдлом, низшей расой и т. п. Они не могут никого любить кроме самих себя и, поэтому, они не надёжны, как друзья и несносны, в роли главы семьи. Они всегда трусливы и в этом похожи на травоядных животных, которые, даже превосходя в силе хищника, предпочитают спасаться бегством. Рабу не понятны идеи чести и достоинства. Для него прошлое – не имеет значения, а будущее имеет опору в его господине или в Боге – отсюда: смирение раба. Раб не может быть героем, им может быть только свободный человек или тот, в котором проснулся дух свободы. Раб не может быть творцом, потому что творец выходит за пределы собственной эгоистической личности, корыстолюбивой мелочности. Раб не может жить для общества, своего народа, и в своей жизни не опирается на какие-либо высокие идеи, например, свободы, справедливости. Для него чужд дух патриотизма, культуры своего народа, будущее для него – это время, когда он сам станет господином и деспотом по отношению к тем, которые будут зависеть от него. Для раба значимыми являются всевозможные иностранные слова, которыми он с готовностью пользуется, заменяя ими слова родного ему языка. Он с готовностью заимствует чуждые для его народа культуру, правила поведения, взаимоотношения с другими людьми, этим самым, соглашаясь с теми, которые господствуют над ним – что он действительно раб и ничтожество.

Но психология раба воспитывается не только страхом, но и логикой, которая кажется воспитуемому истинной, но в реальности, всегда лживая. Например, фальсифицируя историю какого-либо народа, максимально укорачивая её, выпячивая и преувеличивая всё негативное и, преуменьшая и замалчивая всё положительное. Это приводит к тому, что человек отказывается от истории своего народа, от его языка, культуры, национальности – его эгрегора, и становится непонятно кем. Например, русский человек, подражая западной культуре, следуя идеям западной цивилизации, теряет связь с духом своего народа, но не приобретает духа запада, но только его предполагаемую форму. Например, в одной из передач по телевидению по каналу культура, когда министром культу был Швыдкой, речь шла о русской литературе и её значении в воспитании молодёжи. Один из ведущих эту передачу заявил, что Пушкин устарел. Швыдкой с готовностью его поддержал, говоря, что со временем всё устаревает и становится ненужным, и на смену устаревшему приходят современные идеи, современные писатели. Очень интересно! Тогда устарели и Тора, и Ветхий завет и Новый завет и Коран – все они имели своё начало задолго до Пушкина – не правда-ли, всё это выглядит абсурдно, но для обывателя вполне логично. Религия древних Руссов, основанная на знаниях, логикой ума признана языческой, хотя множество богов в древней Руси считались лишь проявлением единого Бога. И куда мы не посмотрим, везде найдём, как примитивный человеческий ум разрушает всё прогрессивное, стремясь всё духовное низвести до своего примитивного уровня. И попав в ментальную ловушку, человек начинает терять свои высокие духовные начала, усредняется, приобретая психологию раба, смыслом жизни которого является материальное благополучие в этом мире значимостей и власть.

Мне однажды пришлось беседовать со студентом первого мединститута города Петербурга. Отец его эфиоп, а мать русская. Когда я спросил его, кем он себя чувствует эфиопом или русским, то он замялся, не зная, как ответить на этот вопрос, но потом всё-таки признался, что осознаёт себя больше русским, но не таким как все, у которых оба родителя русские. Бывал он и на родине отца, но там он так же не был принят, как полностью «свой». Конечно, говорил он, это тяжело, но что я могу поделать. Я как бы ушёл от своих африканских предков, и в то же время не смог стать русским. Хотя, думаю я по-русски, люблю русские песни, но всё равно чувствую, что нет у меня полного единства с русским духом. Я как бы завис между моим африканским народом и народом русским. Иногда я забываю об этом, но жизнь заставляет меня помнить – кто я. Но этот человек не по своей воле оказался за пределами национальностей, как отца, так и матери. В то же время раб по своей психологической природе по примитивности своего сознания и узости мировоззрения предпочитает принадлежать не своему народу, но тому, дух которого над ним господствует.

Здесь уместным будет остановиться на состоянии духа человека, идущего путём сердца. Есть два уровня пути сердца. Один из них принадлежит этому материальному миру и является высшим выражением человеческого духа. Путь сердца – это путь преданности, путь служения и жертвенности, например, своему народу. Этот путь проявляется у человека во всём – и во взаимоотношениях в своей семье, и в производственных условиях и в отношениях с друзьями и знакомыми и, конечно же, в служении своему народу. При этом, человек, идущий путём сердца, ни в чём не опирается на идею выгоды и не использует ложь, как нечто противоестественное. Для него присущи чувство достоинства, чести и справедливости. Такой человек не является рабом обстоятельств, и не стремится по поводу и без повода выпячивать себя на передний план, даже если обстоятельства обещают ему соответствующую выгоду. В русском языке есть такое выражение: «не за страх, а за совесть». Совесть – это уже позиция сердца, в то же время страх и выгода – это позиция сатанинская.

Второй, более высокий путь сердца, характеризуется полной преданностью Божественной воле. Раб божий – это работник Бога, который осознанно подчиняет свою волю воле Бога. Такое сознательное самоограничение, отвержение всех соблазнов этого мира значимостей, не характерно для раба, так как требует высокой внутренней чистоты, дисциплинированности и не привязанности ни к каким внешним ценностям и эгоистическим потребностям.