СВОБОДА

Есть два типа свободы внешняя и внутренняя. Во внешнем мире – это всегда свобода от чего-либо, но при этом реального освобождения не происходит, потому что человек переходит от одной несвободы к другой. Следовательно, во внешнем мире человек стремится следовать путём предпочтительных свобод. Но так как он, в связи с неведением, не знает следствий этого пути, то каждая следующая несвобода, в которую он попадает, однажды может стать для него непереносимой. В таких случаях у человека, привязанного к этому материальному миру, есть только два выхода – или бежать в новую несвободу. Или же измениться самому и приспособиться к той несвободе, в которой он находится, и стать адекватным ей. Есть, конечно, и третий путь – использовать условия бытия для своего внутреннего совершенствования, но этот путь только для людей, идущих внутренним путём.

Человек может следовать принципу раба – это, с одной стороны, самый лёгкий путь, так как на нём человек не только не противостоит неприемлемым для него условиям, или же не использует их для своего внутреннего совершенства, но даже отказывается от своей индивидуальной самоидентичности, чтобы стать адекватным (или толерантным) внешнему насилию, которое на него оказывают внешние обстоятельства. А внешние обстоятельства всегда насильственны, они подобны потоку воды, которая обкатывает камни до тех пор, пока они не превратятся в песок, полностью потеряв свои прежние формы. И тогда для человека, если он не хочет быть рабом, есть только два пути – или взаимодействовать с внешним миром, меняя его в те формы, которые соответствуют его нуждам, или же использовать его для осознания в себе несовершенств и трансформации их. Как первый, так и второй пути требуют от человека определенных усилий, но на первом пути сам человек остается неизменным, меняя внешнюю реальность, а на втором – внешняя реальность остаётся неизменной, но происходят изменения в самом человеке. Но так как внешний мир – это только школа, предназначенная для трансформации сознания человека, на пути к его совершенству, то очевидно, что второй путь не только предпочтительнее первого, но и единственный, которому должен следовать человек. Именно второй путь является единственным направлением, ведущим к свободе. Внешний мир, в силках которого оказывается человек, не позволит ему быть свободным даже на одно мгновение. Он будет руководить им, и направлять его в нужное для себя русло. И, парадоксально, но человек при этом не осознаёт насилия со стороны внешних обстоятельств, и принимает их как необходимые условия своего существования. И тогда, можно сказать, что человек оказался на полпути к своему полному рабству. Он ещё прилагает какие-то усилия, чтобы сохранить свою самоидентичность во взаимодействии с внешним миром, но идеи этого мира всё более тесной петлёй сжимаются на шее человека, принуждая его следовать законам того социального монстра, который был создан им самим. Это напоминает легенду о големе – глиняном колоссе, подчинившем себе своего создателя. 

Можно быть свободным от принципа раба и можно быть свободным от зависимости, привязывающей человека к материальному миру. Но для этого у человека должны появиться определенные мотивы, которые должны быть настолько убедительными, чтобы человек согласился изменить направление своей судьбы. Убедить человека в правильности какой-то идеи – это сделать его созвучным ей, а это сделать возможно только тогда, когда человек уже и так близок к этой идее и необходим только последний штрих, небольшой толчок в нужном направлении, чтобы эта идея была принята. Внутренняя готовность к абсолютной свободе может быть создана только истинным «Я» человека, которое одно может изменить отношение человека не только к ценностям материального мира, но и к целям его собственной жизни. Но для того, чтобы это стало возможным, человек должен получить в этом мире определённый духовный опыт, в котором он должен осознать принципы, лежащие в основе соблазнов этого мира и своих внутренних отношений к этим соблазнам. Без такого индивидуального опыта, человек не осознает необходимости изменения отношений с реальностью этого мира.

Человек не является свободным существом и всегда чем-то захвачен, на путях ли этого материального мира, или на путях, ведущих к реализации Божественной истины. Даже выбор своих путей или действий он делает под влиянием определённых внутренних состояний или желаний, принадлежащих не ему. Человека можно сравнить с думающим автомобилем, который считает, что он сам принимает решение куда-то ехать, заправляться горючим, ремонтироваться и т. п. хотя такие решения принимает человек, а автомобиль – только средство, которым он пользуется для своих целей. Есть силы как низшей, так и высшей природы, каждая из которых по мере возможности использует его в своих целях. Но человек уже имеет возможность осознавать влияния на него сил, как извне, так и изнутри и это является обещанием и началом его пробуждения от покорного инструмента низшей природы в полностью сознательное Гностическое существо Вселенной. И кажется странным, что большинство людей не хотят расставаться со сном неведения, не хотят быть свободными от плена зависимости от низшей природы, им нравится неизменность, потому что она освобождает их от ответственности за своё будущее. Похоже, что человек предпочитает «синицу в руках, журавлю в небе». Человек может быть захвачен только тем, что он предпочитает. И это очень часто происходит на уровне несознания, потому что даже его желания ему не принадлежат.

Для того, чтобы стать на путь сознательной жизни, ведущей человека к его предназначению и к его истинной свободе, человек должен осознать свою зависимость от влияний этого мира, захотеть освободиться от неё, прилагая для этого необходимые усилия и отдаться в руки Божественной Матери, которая сделает всё необходимое, чтобы он мог выполнить своё предназначение на Земле. И только тогда человек осознает истинное состояние свободы, не от чего-то, делающего его несвободным, а то состояние, которое сопровождает искреннего духовного искателя в течение его неустанной работы, которая им осознаётся как постоянное стремление к сохранению всё возрастающего покоя и равновесия.