ГОВОРЯЩИЕ КНИГИ

Скорость чтения человеком текста не одинакова, в зависимости от его трудности. В тех местах, которые более трудны для понимания, скорость чтения снижается, там же, где никаких трудностей в усвоении текста не имеется – скорость чтения возрастает. Это даёт возможность усваивать смысл более трудных мест текста.

При прослушивании того же самого текста, читаемого каким-то чтецом, слушатель не может замедлить чтение более трудных для понимания мест. Он, возможно, понимает услышанное, но у него не успевают возникнуть, необходимые для более глубокого понимания ассоциации, в результате, текст понимается поверхностно. В дальнейшем, мышление человека, предпочитающего прослушивание текста его чтению, становится так же поверхностным.

Кроме того, органы зрения человека являются каналами, по которым человек в среднем усваивает до 70%  информации, поступающей из внешнего мира, а на долю всех остальных органов чувств остаётся только 30% всей информации. Уже одно это свидетельствует о том, насколько неполный и бедный поток информации, поступает в человеческий ум через его органы слуха.

Но и это ещё далеко не всё. При конкуренции органов слуха и зрения, которая происходит, когда человек одновременно слушает какой-то текст, проговариваемый актёром с хорошо поставленным голосом, и видит окружающую его реальность, в которой он в это время находится, понимание смысла того, что он слушает ещё снижается, потому что в головной мозг информация поступает одновременно по двум каналам, из которых, разумеется, преобладает зрительный, что ещё в большей степени снижает способность понимать то, что этот человек слушает.

Здесь мне могут возразить родители или бабушки и дедушки, говоря, что они читают и рассказывают детям сказки, и дети с удовольствием слушают их и, вероятно, в этом ничего опасного для воспитания малыша нет? Действительно, для детей полезно слушать сказки, рассказываемые взрослыми. Но это не одно и то же, когда эту же сказку вашему малышу расскажет бездушная машина. Во-первых, когда взрослые рассказывают или читают детям сказки, то происходит общение между читателем и слушателем. Это общение происходит на уровне сердца. Вспомните песню: «Поговори со мною мама», в которой дочь жаждет общения с матерью. Для неё важна не тема разговора, а общение, поэтому она и говорит: «… о чём-нибудь, поговори». Невозможно общение с каким-либо механическим устройством, даже с самым совершенным, потому что общение – это взаимодействие душ. И ответная реакция слушателя на такое бездушное машинное общение так же будет адекватной – бездушной. Постепенно это может стать привычным способом общения – формальным, бездушным.

Мне, кажется, было бы правильным, если бы мы расширили сферу применения слова – «депривация», которая может быть не только сенсорной, но и душевной, ментальной, двигательной, информационной и др. При депривации всегда происходит недоразвитие или даже неразвитие каких-то систем головного мозга, или же других систем, например, мышечной, при отсутствии мышечной нагрузки. При недостаточных личных общениях, у человека может не развиться душевность отношений к другим людям, что нередко происходит у компьютерных аддиктов и телеманов. Любые формы однобоких интересов, однобоких общений, однонаправленных идей всегда приводят к недоразвитию противоположных граней человеческой личности. Например, стремление к выгоде во всём, стремление к богатству, накопительству денег – приводит не только к одностороннему развитию личности, но и к недоразвитию её других, душевных граней. А если это стремление потомственное, то даже становится наследственной предрасположенностью и даже раскрывается как своеобразный гибрис-синдром. Что это такое? Этим синдромом страдают люди, а иногда и целые народы, верящие в свою исключительность. И не важно, будет ли это избалованное родителями чадо, чемпион мира по какому-либо виду спорта, руководитель какой-либо структуры, премьер министр или даже президент какой-то страны или же какой-то народ, требующий к себе особого отношения. Вот семь основных симптомов этого расстройства психики: 1. В своих решениях неспособность прислушиваться к голосу разума других людей. 2. Неспособность быть дипломатичным и умеренным при продвижении своих идей или решении своих задач. При этом не учитывается в каком положении окажутся другие люди или даже народы, когда будут реализованы эти идеи и решены, соответствующие им задачи. 3. Осознание своего народа и себя – вне критики, а социальное положение своё в конкретной ситуации и своё поведение – справедливым и даже достойным примером для подражания, или, в крайнем случае, – поощрения. 4. Автократический принцип руководства и отношений, при которых не принимаются никакие возражения. 5. Произвольный способ выбора средств для достижения своих целей, которые могут совершенно не соответствовать реальным обстоятельствам. 6. Недальновидное взаимодействие со сложившимися структурами, которое проявляется не только в управлении ими, но и отношениях с людьми внутри этих структур. 7. Нежелание слушать чьих-либо советов или рекомендаций, даже если они высказаны из лучших побуждений, а в случае личных неудач искать причину их в других людях или обстоятельствах.

У детей этот гибрис-синдром проявляется в категорическом – «я хочу»! При этом не действуют никакие уговоры и бессильны убеждения. Много лет тому назад в беседе я приводил пример реального события, закончившегося смертью человека, страдавшего гибрис-синдромом. Это произошло в советские времена, когда модную одежду в магазинах было трудно найти даже «днём с огнём». В десятом классе одной из школ города Свердловска одна из учениц пришла в модном плаще, что тут же сделало её центром внимания и зависти некоторых её одноклассниц. Одна из них, придя после занятий домой, рассказала родителям о событии, произошедшем в их классе, и стала настойчиво уговаривать их купить ей такой же плащ. Оба её родителя работали кочегарами в котельной, и их суммарной зарплаты едва хватило бы на одну десятую стоимости этого импортного плаща. Дочь у них была единственным ребёнком и для неё они делали всё, что могли. Но выполнить её просьбу, которая больше была похожа на требование, они не имели возможности.

– Тогда займите!

– Нина, подожди немного, мы накопим денег и обязательно купим тебе такой плащ, какой ты хочешь.

Но Нина не могла ждать. Она пригласила свою подругу и сказала ей, чтобы она вызвала скорую помощь, как только она выпьет уксусную эссенцию.

– Врачи меня вылечат, а родители потом будут как шелковые. Нина выпила эссенцию. Не буду описывать её мучительной агонии, но врачи спасти её не смогли.

Гибрис-синдром – это, в действительности, мания величия, сверхзначимость собственной личности, но может быть и сверхзначимость народа, какой-либо касты или секты. При этом, может не быть ни каких фактов, подтверждающих сверхзначимость, более того, страдающий гибрис-синдромом может быть ничтожеством, что совсем не будет мешать ему, превозносить себя над всеми окружающими его людьми. А если манией величия, сверхзначимостью страдает целый народ, то он будет превозносить себя над всеми другими народами мира. Вспомним немецкий народ времён гитлеровской Германии, поражённый гибрис-синдромом, да и в современном мире сверхзначимость, как незатухающая психическая эпидемия продолжает поражать, как отдельных личностей, так и целые народы. Полное удовлетворение человека или народа, поражённых гибрис-синдромом – владычество над всем миром. Одной из важных особенностей этого синдрома, кроме тех, о которых мы уже говорили прежде – агрессивное отвержение всякой критики в свой адрес.

Но мы слишком отвлеклись и нам следует вернуться к потоку информации, которую мы получаем через свои уши. В большинстве случаев, мы не можем управлять скоростью этого потока, чтобы в полной мере осознать истинное намерение говорящего. Поэтому, полезно после прослушивания информации, вновь вернуться к ней и попытаться понять какой скрытый смысл в ней содержался. При этом мы должны помнить, что сказанные слова – это только маски, скрывающие определенное намерение. И это верно даже в тех случаях, когда общаются между собой близкие люди, намерения которых могут быть самые высокие, а не только разрушительные или преследующие выгоду. Но будет более полезным, если мы будем осознавать намерения в период прослушивания какого-либо текста или в период беседы с другим человеком. Если мы постоянно будем возвращаться к только что прослушанной информации, с целью осознать намерение, находящееся позади неё, то это очень быстро сформирует «свидетеля», воспринимающего намерения, находящиеся позади вербальных масок. Человека трансформируют те влияния, которые он не осознаёт, и он будет до тех пор не защищён от них, пока не сформируется в нём «свидетель», воспринимающий скрытую часть потока информации.