О НЕКОТОРЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ДОМИНАНТАХ

Доминанта – это господствующий очаг возбуждения в центральной нервной системе, который в силу своего доминирующего положения, переключает на себя активность соседних участков коры головного мозга и со временем подчиняет себе всю человеческую деятельность. Господствующий очаг возбуждения возникает или в связи с каким-то одномоментным интенсивным влиянием на человека, вызывающем яркое эмоциональное состояние, или же в результате систематического повторения сходных внешних влияний на человека. Но в любом случае, эти влияния должны вызывать достаточно глубокую концентрацию сознания человека, без чего невозможно формирование застойного очага возбуждения.

Что здесь понимается под застойным очагом возбуждения? После воздействия какого-либо внешнего влияния в сознании человека всегда остаётся некий след, что можно сравнить со звучащей струной, колебания которой продолжаются и после воздействия на неё. Но это только поверхностная аналогия, в действительности же любое эмоциональное состояние формирует в центральной нервной системе состояние готовности к аналогичным состояниям и тем действиям, которые связаны с этими состояниями. Формируется даже своеобразный ключ, запускающий и эти состояния и связанные с ними действия. Кроме того, доминантный очаг, сформированный в центральной нервной системе, постепенно приобретает свойства личности определенного склада, которая для своего существования требует соответствующей «пищи» – повторных соответствующих переживаний и действий. Со временем, доминантный очаг в центральной нервной системе подчиняет себе всю психическую деятельность человека, что в некоторых случаях приводит к трагическим последствиям. Примером этому могут быть игровые зависимости не только в залах казино или игровых автоматов, но и вовлеченность в компьютерные, очень часто, агрессивные игры.

Причин, ведущих к формированию доминанты,                                 может быть несколько. Чаще всего началом этого процесса является интерес. И если у человека небыло каких-то других более значимых интересов, то очень скоро этот интерес перерастает в увлечение, а затем в потребность, которая постепенно начинает доминировать над всеми другими интересами. Так как человек – социальное существо, то в нём достаточно хорошо выражено стремление подражать другим. И если люди его круга чем-то увлечены, то это всегда вызывает любопытство, стремление попробовать то, что уже пробовали другие, чтобы быть своим среди других людей. Поэтому, такого рода интересы носят скорее социальный характер, так как человек интересуется чем-то только потому, что хочет быть «таким как все».

Любые социальные интересы могут для человека стать доминантными, и это произойдёт более быстро, если для многих людей в окружении этого человека эти интересы уже стали доминантными. Здесь в формировании доминанты человека, кроме первичного интереса, принимает участие ещё и социальный инстинкт – «быть таким, как все».

Но, тогда почему в одной и той же ситуации у одних людей этот интерес появляется, а у других – нет? Нет ли тут связи с ограниченностью интеллекта человека, и как следствие – ограниченностью его интересов и бедностью его жизненного опыта? Если это так, то, возможно, защитой от разрушительных доминант, связанных с компьютерными играми или телевизионными зависимостями, может стать более широкое видение реальности. А может быть защитой от разрушительных доминант могут стать более высокие цели, которым уже следует человек? Может быть, но для достижения высоких целей требуется усилие воли, а для разрушительных, например, игровых доминант, никакой воли не требуется. Более того, игровые доминантные зависимости осознаются человеком, как развлечения, приносящие ему удовольствие. Человек, отдаваясь влечению, отпускает свою волю, становясь незащищённым перед овладевшим им влечением.

Все условия формирования доминанты можно разделить на две группы. В первую из них, наиболее многочисленную, входят доминантные состояния, для формирования которых человек не прилагает каких бы то ни было сознательных усилий. В этих случаях внешние условия активно привлекают внимание человека, возбуждая его интересы и желания, а затем захватывая его сознание, не оставляя места для критического отношения к внешней захваченности. В эту группу относятся все доминанты, привязывающие человека к ценностям этого мира, через которые низшая природа удерживает человека в сфере своих влияний. Сюда же следует относить и всевозможные эмоциональные состояния, определяющие отношение человека к реальности этого мира и его поведение.

Во вторую группу входят только те доминантные состояния, которые были сформированы человеком при его осознанном волевом стремлении достичь намеченной им цели, причём, цели, не связанной с материальными ценностями этого мира. Ими могут быть стремления к внутреннему совершенству, или к более глубоким знаниям объективной реальности этого мира.

У каждого человека может быть несколько доминантных очагов. Одни из них могут быть временными, и после реализации исчезают, другие постоянными, например, связанные с работой, учёбой, человеческими отношениями. При этом они могут оставаться локальными и не подчинять себе всю человеческую жизнь. Благодаря этому, у человека могут появляться иные интересы, за пределами имеющихся доминант и человек не чувствует себя зависимым от какой-то одной доминанты. Обычно в таких случаях второстепенные доминанты существуют в лоне какой-то основной доминанты, которая определяет всю человеческую жизнь. Почти всегда эта основная доминанта привязывает человека к низшей природе, а все остальные субдоминанты можно рассматривать как ветви основной.

Когда доминанта в человеке сформирована – она не только определяет характер человеческой личности, с её индивидуальными склонностями и предпочтениями, но и пытается подчинить себе окружающие обстоятельства. Защищаясь, она всегда нападает. А так как идеи доминанты всегда сверхценны, то идеи тех, которые не совпадают с нею – мелки, незначимы, а в худшем случае презренны, а носители их – неполноценные существа. И не важно, будут ли это люди близкие или же посторонние. Основная доминанта человека определяет уровень его сознания и способ его бытия.

Как психологическая доминанта раба, так и психологическая доминанта господина – разрушительны, если они направлены на сохранение собственного благополучия. Разрушительность подобных доминант состоит в том, что они делают сознание человека узким, а ум примитивным. При этом, эволюция сознания человека останавливается и даже опускается на более низкий уровень, чем она была прежде, когда человек осознавал себя свободным.

Бывают неосознаваемые доминантные состояния, которые чаще всего проявляются в определенных обстоятельствах, но иногда вплетаются в личностные особенности человека. В дианетике их называют инграммами. Обычно, эти неосознаваемые доминантные состояния приобретаются в раннем несознательном детстве, от несознательных родителей. Приведем здесь несколько примеров подобного рода доминантных состояний.

Ребёнок при общении с родителями нередко слышит от них фразы, которые программируют его жизнь: мне не нужен такой плохой мальчик, – говорит мама, нашалившему ребёнку. А мальчик, как и любой ребёнок, хочет быть хорошим для своих родителей, но он не знает, что для этого необходимо сделать, потому что он не знает, почему он плохой. В таких случаях человек, в подсознании которого заложена идея, что он плохой, может или соответствовать во взаимоотношениях с другими людьми такого рода идее, заложенной в него в его раннем детстве, или же будет пытаться «быть хорошим» для других людей, часто, неадекватными способами. Действительно, быть хорошим для преступника и честного человека невозможно одним и тем же способом. Для наркомана хороши те, которые такие же наркоманы, как и он сам. Другими словами, человек, стремясь быть хорошим, легко попадает под влияние условий, в которых он оказывается.

Рассмотрим ещё несколько ключевых фраз, произносимых родителями или вообще взрослыми людьми, обращённых к детям раннего возраста. «Сколько тревог ты мне принёс, когда родился на свет»! «Мама тебя никогда не бросит». «Не рассуждай, а делай, как сказано». «Не думай об этом, забудь». «Оставь это, всё равно у тебя ничего не получиться» и др. Практически, большинство внушений, которые бездумно делают родители своим детям, порождают в них или чувство вины, или же неполноценности. Как то, так и другое ведёт к развитию в человеке чувство раба, собственной неполноценности и зависимости от тех, перед кем виновен, даже если эта вина вымышлена.

Здесь следует обратить внимание на то, что обвинение, при котором невозможно оправдаться по каким-либо причинам, и навязываемое чувство самоуничижения какому-либо человеку или даже народу, для чего иногда используется патологическая логика, опирающаяся на фальсифицированные факты, приводит к деградации сознания этого человека или народа. Состояние бессилия, испытываемые при этом человеком, может привести к бунтам, которые, если смотреть со стороны, кажутся немотивированными. Но истинными причинами таких бунтов является состояние несвободы, невозможность проявить себя истинного, в связи с той паутиной лжи, которой он, сознательно или не сознательно опутан другими людьми или обстоятельствами, созданными ими. Эти бунты совсем не обязательно должны носить физический характер. Сегодня они проявляются в виде несогласия при голосовании по Интернету или телевидению с какими-то разрушительными идеями, предлагаемыми современными либералами. Но завтра, эти несогласия могут проявиться и на улицах городов России, как это уже происходит в арабских странах.

Таким образом, вольно или невольно загоняемые в подсознание или отдельных людей, или даже целых народов, патологические идеи могут на какое-то время извратить и даже задержать развитие сознания, но глубинная духовно-генетическая программа человека всё-таки способна преодолеть это препятствие, чтобы выйти на новый виток эволюции на пути к совершенству.