О ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Мир, в котором живёт человечество, иллюзорен, но человеку, по-видимому, недостаточно тех иллюзий, среди которых он живёт, для большей полноты своего существования он создал миры виртуальные и ещё множество всевозможных виртуальных осколков, которые в виде всевозможных неосознаваемых привычек и навязчивых действий и состояний иногда заполняют значительную часть человеческой жизни. Он окружил себя элементами виртуальной реальности, придал им определенную значимость и, часто, не спешит расстаться с ними. Для человека реальностью становится то, что имеет для него определенную значимость – если внешний иллюзорный мир имеет какую-то значимость, то это делает его реальным, и если виртуальный мир и жизнь в нём значимы, то, следовательно, он для человека реален. Любой виртуальный мир – это отражение и развитие на виртуальном плане каких-то человеческих особенностей или же развитие каких-то вариантов динамики человеческой жизни. Очень часто – это компенсация слабых сторон человеческого ума или витала, человеческой воли, позади которых, как всегда, стоит эго. За редким исключением, виртуальная реальность – непродуктивна. Особенностью человека является возможность расщепления его сознания, ума и витала на части, которые могут получить глубокую специализацию в каких-либо областях деятельности, и даже быть самостоятельными с  своих проявлениях и, нередко, определяют характер и интересы человека.

Человека можно сравнить с неким государством, состоящим из множества княжеств, каждое из которых специализируется на определенных научных направлениях, идеях и ремёслах. Каждому княжеству присущи свои психологические особенности, свои желания и стремления. Благодаря этому, человек во внешнем мире в своей деятельности опирается то на одну, то на другую часть своего существа, которые могут наилучшим образом справиться с той или иной работой. Но, когда это необходимо, например, при выполнении какой-либо творческой работы, все эти княжества человеческого существа объединяются в одно целое, и тогда творческая работа может быть выполнена наилучшим образом. Но может быть и так, когда одно или более специализированных княжеств приобретают преимущественное право, особое положение в человеческом существе, и тогда это княжество будет обязательно претендовать на царский престол или хотя бы кресло премьера, который будет определять интересы и даже судьбу человека. Примером этому могут быть компьютерные игры, которые при увлечении ими человека, становятся сверхзначимыми для него, что приводит к тому, что эта часть человеческого существа обособляется и уже не участвует в общечеловеческих проблемах. Оставшаяся часть, соответственно, становится более ограниченной и менее способной творчески решать какие-то проблемы или задачи, воля человека слабеет, так как он перестал быть целостным в связи с тем, что кроме материального мира он живёт еще и в мире виртуальном, который так же хотел бы пользоваться всей человеческой волей для своих нужд.

Но компьютерные игры не единственный виртуальный мир, существует множество других миров, более или менее обширных, состояний, отношений, привычек, автоматизмов, которые чаще всего засоряют и даже разрушают человеческую жизнь. Рассмотрим подробнее эту грань человеческой жизни, без знания которой познание человека самого себя на пути к Божественному совершенству – невозможно. Всё часто повторяющееся приобретает в человеке своё самостоятельное функциональное поле. Это формирование может происходить на любом уровне  – на уровне сознания, ума, чувств, желаний, эмоций, физических действий. Такое функциональное поле может быть абсолютно или относительно изолированным, и это зависит от частоты, интенсивности и продолжительности его активности и от интенсивности эмоционального состояния. Одной из особенностей такого рода полей является их независимость от внешних обстоятельств, т. е. обстоятельства могут меняться, но потенциальная возможность этого поля остается неизменной. Это проявляет себя и в игроманиях, и при компьютерных зависимостях, и в навязчивых состояниях, навязчивых каких-либо действиях и т. п. Другой особенностью является периодическая жажда этих изолированных частей, требующая своего утоления, что характерно для наркоманий. И они имею ещё одну важную особенность – будучи изолированными, они ищут источник утоления своей жажды самостоятельно. Но для того, чтобы это стало возможным, они расширяются, захватывая соседние области, и даже могут подчинить себе всё человеческое существо, и, конечно же, в первую очередь его сознание и волю.

Но это происходит далеко не сразу. На первых порах эта изоляция частей человеческого сознания, ума и витала, находится в стадии формирования и при определенных состояниях, когда в какой-либо деятельности требуется участие всей совокупности интеллекта человека, прежде функционально разрозненные его поля объединяются в одно целое. Но так бывает не всегда, так как существует точка невозврата, перейдя которую, человек оказывается полностью под влиянием изолированного поля интеллекта, при этом прежде независимая его воля слабеет, и он ничего не может противопоставить настойчивой мании, влекущей его к утолению, часто, патологической,  потребности. Со временем, человек может потерять многие положительные человеческие качества – измениться прежние его стремления и интересы, снизятся его способности, внимание может стать неустойчивым, а воля слабой. Это может привести к радикальному изменению личности человека, сделав её эмоционально неустойчивой, неупорядоченной и примитивной в своих отношениях с тем, что его окружает.

Виртуальная реальность – это некая подделка под привычную для человека реальность, но в то же время не являющаяся ею. Она в некоторых случаях может иметь для человека большую ценность, чем та реальность, в которой человек живёт, и тогда человек попадает от неё в зависимость, потому что степень ценности чего бы то ни было для человека, определяет степень его зависимости. Но так как зависимость может быть, как созидательной, так и разрушительной, то человек должен иметь не только свободу выбора, но и мудрость различения.

Виртуальной реальностью могут быть не только компьютерные игры, фильмы, не только игры в казино или какие-либо шоу, но и некоторые объекты, которым люди придают особую ценность. И на первом месте здесь стоят деньги, после которых идут различные условные ценности, значимость которых определяется смыслом, который придает им человек. Примером этому могут быть различные знаки отличия, которыми люди награждают друг друга, всевозможные символы, среди них на первое место можно поставить чёрный квадрат Малевича. Но на этом перечисление виртуальных проявлений в нашем мире не заканчивается, так как ими могут быть и эмоциональные состояния человека, желания, всевозможные идеи и фантазии человеческого ума, которые так же носят виртуальный характер. Можно сказать, что виртуальная реальность несёт в себе заместительную функцию, компенсирующую какие-то недостаточные возможности человека, которые  в связи с определенными обстоятельствами не могли проявить себя в полной мере. Например, серая семейная обыденность, в которой нет общей семейной цели, кроме выживания, может подтолкнуть человека к виртуальным сюжетам компьютерных игр, чтению лёгкой и пустой литературы, в пустопорожнем проведении времени в чатах и т. д. Трусливый человек будет предпочитать виртуальные битвы, в которых он – реальный не пострадает. Убогость обстоятельств, в которых живёт человек, может породить в нём фантазёра или искателя приключений. Здесь под убогостью не понимается материальная бедность, убога и серая жизнь может быть и у очень состоятельных людей. В моём понимании жизнь у аборигенов, проживающих на Рублёвке, с её богатствами и удовольствиями – очень убогая. Не может жизнь не быть убогой, если она вращается вокруг значимости, материального достатка и удовольствий. Поэтому, президентов, министров, миллиардеров и пытающихся вытянуться до них, мы можем назвать убогими людьми, если они своё социальное положение используют в первую очередь для самих себя. нельзя назвать человека убогим, если он не живёт ради самого себя, но ради своей семьи, ради своего народа, ради какой-то продуктивной идеи, жизнь которого посвящена социально значимому творчеству. Правда, это всегда связано с жертвой чего-то в себе, что является общепринятыми ценностями. Но человек, приносящий такую жертву, не страдает от этого, так как то, что он получает взамен своей жертвы с избытком восполняет её. И, люди, живущие для себя, и живущие не для себя – это разные люди, и что для одного нежелательно и неприемлемо, для другого может быть предпочтительным.

Но, в любом случае, любая виртуальная реальность, будет ли она статической – какое-либо неадекватное эмоциональное состояние, примером может быть «Умная Эльза» – или динамической – какое-либо навязчивое действие, не имеющее смысла – она отнимает у интеллекта некую его часть, обедняя его. Например, творческая личность перестаёт творить, когда её захватывает страсть наживы. Для творчества необходима вся целостность интеллекта, а у него большая часть его занята бизнесом, наживой, идеей выгоды.

Каждая изолированное поле виртуальной реальности, имеет свою гамму вибраций, которая может быть низкой и даже совсем примитивной, например, обкусывание ногтей, но все эти вибрации вплетаются в общий оркестр вибраций сознания, или общую психологическую картину личности человека, делая её негармоничной, нередко неадекватной окружающим обстоятельствам.

Если сознание человека захвачено какой-либо виртуальной реальностью, то она может подчинить себе всю остальную его часть. Происходит своеобразная экспансия этой части сознания, направленная на подчинение остальных его частей, которые могут препятствовать утолению её голода. Для этого голодная часть, нуждающаяся в виртуальной пище, в общей дисгармонии разделенного сознания старается превзойти звучание других его частей. Человек это воспринимает как навязчивое воспоминание того, что связано с влечением на уровне подсознания к каким-либо действиям, утоляющим голод этой части сознания. Соблазн более легко подчиняет себе человека, когда сознание его находится в состоянии неопределенности, своеобразного тупика или же в состоянии расслабленности, например, когда человеку нечего делать. И тогда человек не волен выбирать ни своего отношения к соблазну удовлетворить виртуальный голод, ни своих реакций на влияния этого мира, потому что он становится рабом страсти, и для оправдания её может использовать ложь, насилие, подлог и ещё что-либо подобное.