Санкт-Петербургский Центр
эволюционных исследований сознания человека

Мудрость

живет в сердце

Петр Зорин

НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ

2013-04-15

Часть 3-я

Всё в этом мире является средством для внутренней работы духовных искателей, для которых нет добра и зла, значимого и незначимого, но есть только то, что необходимо для их духовной работы. Такого рода утверждение может восприниматься рабовладельцами и насильниками с великой радостью. Они будут прямо или косвенно совершать насилия над народами и при этом говорить, что всё это только средства для внутренней духовной работы. поэтому, да здравствует духовность! А мы, рабовладельцы и насильники, своей деятельностью создаём для людей, идущих духовным путём, самые благоприятные для их внутренней работы, условия.

Нормально мыслящий человек скажет, что позиция, которую занимают эти господа – сатанинская. Но они ответят, что эта позиция им нравится, тем более, что она нравится и тем, которые работают над собой и хотят найти что-то ценное внутри себя. «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало», могут добавить они, кивая головой на тех, которые избрали для себя внутренний путь.

Здесь будет уместным сказать несколько слов об эволюционном принципе, который обязательно содержит в себе принцип намерения. Действительно, эволюция – это направленное движение к совершенству, и в различных формах жизни она себя проявляет неодинаково: у черепахи формируется панцирь, у гепарда – быстрые ноги, а у хамелеона способность к мимикрии, а у жирафа – длинная шея и т. д. до бесконечности. У человека же, в отличие от остальных живых организмов, появилась способность к самоосознанию. И если другие формы жизни эволюционировали в направлении лучшего выживания в земных условиях, то способность к самоосознанию, развившаяся в человеке, никакого отношения к выживанию не имеет. Способность к самоосознанию имеет отношение к внутреннему миру человека, к восприятию внутренних состояний и различных внешних влияний, проникающих в человеческое существо. Другими словами, способность к самоосознанию необходима для эволюции сознания человека и, в дальнейшем, изменения всего человеческого существа, которое не может не трансформироваться при изменении сознания человека.

У каждого человека, в отличие от других живых существ, есть два типа внимания – внешнее и внутреннее. Люди, живущие интересами, направленными во внешний мир, осознанно почти не пользуются вниманием внутренним, их внимание скользит по ценностям внешнего мира и фиксируется только на тех, которые привлекательны для них. Глубинная основа такого внимания – выгода, удовлетворение и удовольствие. Человек, избравший для себя внутренний путь, параллельно с внешним вниманием постоянно пользуется вниманием внутренним, которое направлено на изучение различных внутренних состояний и использование их в соответствии со своими духовными целями.

Как внешнее, так и внутреннее внимание имеют одну важную особенность – они оставляют после себя след, более или менее глубокий и продолжительный. Человек может и не осознавать, что его внимание, направленное на что-либо, оставило после себя след. Но если внимание человека повторно направленное на какой-либо, сходный с предыдущим, внешний объект или процесс, попадает на прежде оставленный след, то оно становится более концентрированным, а след, оставленный им – более глубоким и продолжительным во времени. Более того, след, оставленный вниманием, или же каким-либо действием, на котором было сосредоточено внимание, не только повышает интерес ко всему этому, но и гасит те части сознания, которые противоположны по своему звучанию. Отсюда, многократная несдерживаемая агрессивность, без необходимых сдерживающих процессов, может сформировать в человеке агрессивный характер. При потакании повторным влечениям, может сформироваться ничем не контролируемая страсть. При  повторных направленных усилиях на выполнение какой-либо работы, каждое последующее будет более результативным, а отвлекающие факторы станут менее значительными. И однажды наступит время, когда след, оставленный предыдущими процессами, станет настолько глубоким, что подчинит себе все интересы человека. И это верно, как для внимания, обращённого во внешний мир, так и для внимания внутреннего. В конечном счёте, это приводит к формированию направленности жизни, которая в дальнейшем может определить судьбу человека.

Итак, направленность судьбы человека может формироваться независимо от воли человека, когда он потакает своим влечениям или внешним интересам, и она может формироваться с участием его воли. В этом случае человек намеренно делает усилия, имеющие определенную направленность. В большинстве случаев в современном мире направленность сознания человека, а отсюда и направленность его судьбы, формируется в основном под влиянием внешних условий. Эти условия на первый взгляд кажутся хаотичными, без всякой последовательности и цели. Но, в действительности, позади этого кажущегося хаоса всегда есть определенная направленная идея, прикрытая маской хаоса.

Видимость внешнего хаоса имеет свою цель – заставить человека думать, что во внешнем мире нет ничего для него угрожающего – ни его жизни, ни его стремлениям, ни даже его культуре и духовности. Видимость неопределённости снимает у человека защиту, и он оказывается беззащитным перед той идеей, которая скрывалась позади хаоса.

Любые идеи, скрывающиеся под маской хаоса, действуют исподволь, накапливают свою трансформирующую силу незаметно для человека, и однажды, оглянувшись на своё прошлое, он осознаёт, что радикально изменился. Прошлые его взгляды и ценности побледнели, и сегодня он уже другой, с другими взглядами и ценностями.

Но это происходит только с теми людьми, которые изначально были привязаны к ценностям внешнего мира, и смысл жизни которых заключался во внешних благах и удовольствиях. Чем в большей мере человек привязан к ценностям внешнего мира, тем менее прозрачны для него маски окружающей его реальности, и тем труднее такому человеку осознать истинные намерения, скрываемые за этими масками. Для искреннего духовного искателя хаос внешних масок более прозрачен, так как значимости внешней реальности не привязывают к себе его внимания, и, в связи с этим, он получает возможность более ясно осознавать истинные намерения творцов хаоса. Это одна из причин, почему мировоззрение духовного искателя не деформируется разрушительными влияниями тайных намерений.

Следовательно, осознание истинного смысла того, что происходит во внешнем мире, защищает человека от соответствующих влияний этого мира. В связи с этим, сознание человека и его мировоззрение не деформируются реальностью мира по его образу и подобию.

Итак, если человек не привязан к ценностям проявленного мира, то они не влияют на него. По крайней мере, влияние окружающих обстоятельств на человека при этом сводится к минимуму. Но, при общении людей друг с другом и в средствах массовой информации используется язык, от которого невозможно быть независимым, как человеку-обывателю, так и тому, кто идёт духовным путём. И, кроме того, человек социальное существо, поэтому, хочет он этого или нет, обязательно в большей или меньшей степени будет уподобляться окружающим его обстоятельствам. И это верно не только для обывателя, но и для человека, идущего духовным путём. Разница между ними может быть только в степени уподобления. И, кажется, что выхода никакого нет, хочет человек или не хочет, но внешний мир рано или поздно, переделает его. Но это только кажется, в действительности очень многое зависит от приоритетов.

Мы прежде уже говорили о формировании захваченности какой-то идеей, желанием, какими-то действиями, сопровождающимися яркими эмоциональными состояниями. Это могут быть и телемании и компьютерные зависимости, и игромании, когда человек может проиграть в казино всё, что он имеет и ещё многие другие зависимости. При этом у человека возникает состояние внутренней наполненности тем, что его захватило. На его сознание словно надеты очки, через которые он воспринимает реальность мира с позиций своей захваченности. При этом, многие влияния мира могут проходить мимо его осознания и он не будет замечать многое из того, что для других людей является очень важным. Отсюда, на человека оказывает наибольшее влияние то, что созвучно его захваченности.

Человек может быть захвачен не только желаниями, стремлениями к богатству и власти или к удовольствиям, он может быть захвачен и стремлением служить Божественному. И эта захваченность может быть настолько полной, и позиция, с которой он будет воспринимать окружающий его мир, будет настолько устойчивой и изолированной от внешних влияний, что его внутренняя устремлённость и чистота останутся неизменными при любых внешних обстоятельствах.

Но не выглядит ли эгоистичной позиция духовного искателя, когда он полностью оставляет внешний мир с его проблемами, проходит мимо страдающих людей, повторяя словно молитву, что Бог не моралист и что внешний мир с его ложью и несправедливостью – это только школа для духовного искателя. Когда он носится со своей полнотой устремлённости к Божественному, оставляя мир пребывать в состоянии безысходности и невежества. Не убегает ли такой человек вовнутрь себя, чтобы не видеть умирающих от голода тысячи детей, умирающих людей от наркоманий и алкоголизма, погибающих миллионы неродившихся младенцев, тела которых разрывают металлическими инструментами, специально приспособленными для убийства. И что мир – это только духовная школа для человека, избравшего для себя духовный путь. И все эти страдания, смерти, несправедливость, ложь и насилия – это только средства, при помощи которых человек может придти к внутреннему совершенству и единству с Божественным? И как духовный искатель будет переживать радость единства с Божественным, взирая на стенающий мир, как на наглядное пособие для внутренней работы на пути к совершенству?

Дело в том, что, как и во всякой работе, внутренний путь имеет свою статику и динамику. Если в статике человек полностью отстраняется от влияний внешнего мира со всеми его проблемами и ценностями. Он как бы замуровывает себя в своей внутренней работе и только изредка обращает внимание во внешний мир, чтобы поддерживать жизнь в своём физическом теле. Все события внешнего мира, без исключения, он рассматривает, как указания Божественного, который определяет направление его внутренней работы.

В то же время в динамике своей внутренней работы, духовный искатель действует во внешнем мире, как воин, оставаясь при этом незахваченным никакими эмоциональными состояниями. В динамике своей внешней деятельности духовный искатель противостоит лжи, насилию и несправедливости. И его внешняя деятельность не сравнима борьбой Дон Кихота с ветряными мельницами, так как он действует осознанно в единстве с теми, кто противостоит разрушительным силам этого мира. Внутренняя работа духовного искателя в динамике, в которой он противостоит инфернальным силам во внешнем мире, проявляющих себя через созвучных с ними людей,– более трудна, чем работа тех, которые сосредоточены на своём совершенствовании в уединении.

Здесь, возможно, последует возражение, что многие святые всю свою работу проводили в уединении. Но если мы вспомним средневековые русские монастыри, в которых и старцы и монахи, проводившие свои жизни в посте и молитве, становились воинами и защищали свою страну от врагов, когда святой Руси угрожала опасность. Можно вспомнить и иноков Пересвета и Ослябю, которых Сергий Радонежский послал в войска Дмитрия Донского, и сражение Пересвета и Челубея на Куликовом поле. Воин духа не будет сражаться во имя какой-либо выгоды для себя самого, потому что в основе такого сражения стоит человеческое эго, позади которого маячит лик Сатаны. И в этом случае слова Иисуса Христа запрещающие убивать, так как при этом губишь свою душу, имеют отношение к убийству во имя своей выгоды. Но если это совершается во имя сохранения своего народа, при защите слабого, когда можно потерять и свою собственную жизнь, или во имя Бога, то руку сражающегося будет направлять сам Бог. Человек, идущий духовным путём, не должен позволять вводить себя в заблуждение, не потакать своим слабостям при взаимодействии с реальностью мира, и никогда не действовать, идя на поводу у своего эго.