Санкт-Петербургский Центр
эволюционных исследований сознания человека

Мудрость

живет в сердце

Петр Зорин

ОТСТРАНЕННОСТЬ И ВОСПРИИМЧИВОСТЬ

2011-05-09

Проблемы взаимодействия с материальным миром для духовного искателя иногда кажутся не разрешимыми. И причина этих трудностей состоит в том, что он должен одновременно быть отстраненным от влияний внешнего мира и в то же время быть восприимчивым к этим влияниям. В действительности, эта работа начинается в самом начале духовного пути, когда отстраненность и восприимчивость объединяются одним общим центром осознавания. Чтобы быть отстраненным, человек должен осознавать то, от чего он отстраняется, и без этого не возможна какая бы то ни была внутренняя работа. Но чтобы осознавать, ему необходимо соприкасаться с тем, что он должен воспринимать. Что же должен делать в этом случае духовный искатель, как ему совместить то, что кажется несовместимым?

На самом деле, когда речь идет об отстраненности, то под нею понимается формирование нового центра осознавания, который находится над влияниями внешнего мира и внутренним эмоциональным ответом на них. И если в начале формирования этого центра, человек осознает себя последовательно, то, как личность, взаимодействующая с внешним миром, то в центре, откуда он может отстраненно наблюдать за всевозможными влияниями низшей природы, стремящимися захватить его и сделать своим инструментом. Обычно, в этот период внутренней работы человек с опозданием осознает различные состояния, в которых он пребывал, под различными внешними влияниями, но постепенно, отстраненная часть сознания и та его часть, которая взаимодействует с внешним миром, становятся в своем восприятии одновременными. Эта одновременность появляется в тот период внутренней работы, когда человек начинает осознавать все происходящее вокруг и внутри себя с позиции своего истинного «Я». Это время, когда создается канал, связывающий внешнее сознание человека с его истинным «Я» и, параллельно формируется наблюдающий «свидетель».

Человеческое сознание не способно быть одновременно в двух местах, в то же время для истинного «Я» это ни в коей мере не является проблемой, оно может быть и в большем количестве мест одновременно. Благодаря этой особенности в дальнейшем станет возможным введение сознания в тело, но это уже другое направление, в котором участвует динамическая часть нашего внутреннего истинного «Я». Но тогда почему, если человек не имеет отстраненного «свидетеля», то он легко может быть захвачен влияниями низшей природы, и становится совершенно недоступным для неё, когда появляется отстраненный наблюдатель или «свидетель»? Потому что та часть сознания, которая содержит в себе свидетеля, имеет более высокие вибрации. Это можно сравнить с мелкими ячейками сита, через которые снизу не могут проникнуть крупные предметы, но вполне могут проникнуть вниз предметы мелкие. Т. е. грубые вибрации не способны подняться к свидетелю, имеющему более высокую частоту вибраций. Захваченность – это всегда созвучие, резонанс, что при сформированном «свидетеле» невозможно. Поэтому вполне может быть свидетельствование состояний, которые возникают под влиянием низшей природы, в то же время находиться в состоянии отстранённости.

Кроме того, отстраненность позволяет духовному искателю быть более восприимчивым и позволяет ему более тонко различать различные влияния, низшей и высшей природы. Отстраненность не только порождает «свидетеля», но и приводит в дальнейшем к тому, что всё сознание духовного искателя становится «свидетелем», недоступным влияниям низшей природы. Это время, когда истинное «Я» человека становится его проводником и учителем.